Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

(no subject)

2 июля 2021 года ушла из жизни Пиама Павловна Гайденко.

Увы, я не имел счастья лично знать Пиаму Павловну и все, что я могу сказать о ней, так или иначе обусловлено ее книгами, которые во многом сформировали мои взгляды.

Я был на нескольких ее лекциях в МГУ, и, должен признать, лектор она была не выдающийся. Уже потом я заметил такую грустную закономерность: авторы ярких, блестяще написанных книг — очень часто довольно скучные преподаватели, и наоборот, кто тяжело пишет, кому нелегко удается владеть пером для изложения своих мыслей, великолепно читает лекции. Пиама Павловна была философским писателем от Бога, никто как она не умел сделать философскую мысль предметом острого, интеллектуально насыщенного и при этом почти художественного описания. Прочитав две ее ранние книги – «Трагедия эстетизма» и «Философия Фихте и современность» — еще на первом курсе университета я понял, что писать о философах надо именно так, как пишет Гайденко. Так чтобы читателю было понятно, вот на этом философе «сломался мир», на нем притормозила свой путь история человечества.


https://politconservatism.ru/blogs/pamyati-istorika-filosofii

Зависть Вл. Соловьева к славе Л.Н. Толстого

Я заметил выше, что Соловьев  было свойственно честолюбие. Этим объясняется многими его жесточайшая  вражда к Л.Н. Толстому. Так между прочим думает и Меньшиков,  находившийся долго в весьма близком общении с Соловьевым и разошедшийся с  ним весьма грубо обличением этой стороны отношения нашего философа к  великому романисту. Меньшиков полагает, что тут было нечто вроде  конкуренции одной крупной духовной силы к другой, еще более могучей и  действительно гениальной…

В этом вероятно есть хотя  доля правды, так как Меньшиков мог ближе всмотреться в моральный образ  Соловьева, будучи долгое время его горячим поклонником, последователем,  панегиристом и сотрудником в одном и том же журнале и газете. Однако я  глубоко убежден, что честолюбие Соловьева не сознавалось им, что оно  являлось для него самого не в форме ничтожного чувства личного  соревнования, а в форме благородной борьбы с ошибающимся гением, идеи  которого он считал вредными. Одним словом, это явилось тем самым  замаскированным для самого борца честолюбием, которое в столкновениях  религиозных и философских воззрений причинило немало страданий  человечеству и создало, между прочим, ту личную драму Платона, которой  вдохновлял других Соловьев. Между тем, он не заметил, что своими резкими  нападками на великого романиста он, быть может, создавал тоже «личную  драму» в тех Платонах, которые считают Толстого русским Сократом…"


https://regnum.ru/news/innovatio/2680715.html

Вл. Соловьев и Ницше. Проблема антихриста

... Имена Ницше и В.С. Соловьева не сходят со столбцов газет.

Оба философа умерли почти одновременно. Но есть и другое основание.

Если хотите, я расскажу вам, как встретились два «антихриста» - ницшеанский и соловьевский – на литературном утре у моего петербургского приятеля Сигмы.

Собственно говоря, «антихрист» В.С. Соловьева родился именно здесь, за завтраком.

В лекции Владимира Сергеевича он появился уже потом перед публикой.

Я скажу только о происхождении этого «антихриста», хотя у него вряд ли есть родословная. Но родился он несомненно под влиянием Ницше.

Дело было так. Поэт и переводчик философов г. Черниговец перевел, между прочим, сочинение Ницше об антихристе. Перевод этот было решено прочитать у г. Сигмы, за обычным воскресным завтраком.

Собралось несколько молодых поэтов и журналистов.

Был и Владимир Сергеевич Соловьев.

Чтение продолжалось довольно долго, с двумя перерывами.

Читал сам переводчик. За завтраком, после чтения, все высказывали свои мнения о переводе и самом сочинении, с которым не все были знакомы в подлиннике. Мы просили высказаться Владимира Сергеевича. Мнение его было, конечно, самое интересное и компетентное. Философ судил о философе.

Collapse )

Лондон вместо Рима: Вл. Соловьев и Британская империя

Собираю на Русской идее соловьевский цикл статей:         

От автора. Первый вариант этой статьи был написан в 2003 году и опубликован тогда же в шестом выпуске ивановского альманаха «Соловьевские исследования». В какой-то мере этот текст стал для меня самого знаком окончательной переоценки философии Вл. Соловьева,  по крайней мере в ее политическом аспекте. Признавая величие автора  «Критики отвлеченных начал» как метафизика, я тем не менее не был готов  принять его политические воззрения поздних лет и, в особенности,  благосклонное отношение к колониальной политике. Увы, вынужден был  признать я весной 2003 года, когда готовил к изданию данный текст: если  бы Вл. Соловьев жил в настоящее время, то он почти наверняка оказался бы  в стане американских неоконсерваторов. Скорее всего, он с полным  одобрением принял бы вторжение США в Ирак, руководствуясь вполне  смердяковскими соображениями: «более культурная нация покорила менее  культурную». Но, отвергая либеральный империализм Вл. Соловьева, нужно  было задаться вопросом о метафизических основаниях данного неприятия.  Это заставило меня тогда обратиться к политической философии, чтобы  попытаться нащупать основы своего нового, уже постсоловьевского,  мировоззрения.

Вл. Соловьев и "петербургское общество" 1890-х

Добавление в старый текст: 

Одно из начинаний «соловьевского общества» состояло в сборе средств  для установления каменного креста над могилой Вл. Соловьева в  Новодевичьем монастыре. Однако данный проект так и не был доведен до  конца по причине активного противодействия сестры покойного философа Поликсены Сергеевны.

могила В. Соловьева (1929 год)

Collapse )

Валькирия индустриального капитализма - Terra America


От редакции. Начиная на сайте Terra America разговор о творческом наследии американской писательницы Айн Рэнд, мы не думали, что материалы на эту тему получат такой живой отклик и вызовут желание многих наших постоянных авторов высказаться по поводу основных идей Рэнд. Причин тому, видимо, несколько. Одна из них – недавняя экранизация ее основного романа «Атлант расправляет плечи», которая вызвала самые разные оценки и вновь привлекла внимание к литературному первоисточнику. Другая причина – острота переживания судьбы индустриального капитализма сегодня в России и в мире в целом. Рациональный эгоизм Айн Рэнд воспринимается как теоретическое оружие теми, кто недоволен экспансией государства в сферу частных интересов. Те же, для кого такой подход неприемлем, видят в «объективизме» Рэнд своего рода компендиум нравственных и философских заблуждений. Александр Кустарев пытается объективно отнестись к «объективизму» и непредвзято взглянуть на идейное наследие творчества писательницы, выделив в нем как слабые, так и сильные стороны.


Валькирия индустриального капитализма - Terra America

«Мы живем в прекрасное время для философии!» - интервью Вадима Васильева порталу Terra America

 
 
 
 

Если под идеализмом Вы понимаете философские системы, признающие существование в мире только духов (таков изначальный смысл этого понятия, получившего распространение в эпоху Просвещения), то идеализм и правда явно не в моде. Впрочем, так было всегда. История философии знает лишь единичные случаи идеалистических систем. Если же Вы понимаете под идеализмом учения, в которых говорится о существовании Бога, управляющего миром, то последние полвека принесли нам возрождение философской теологии внутри аналитической традиции. А. Плантинга и Р. Суинберн – лидеры этого движения. Конечно, они работают по краям, но все же весьма влиятельны и заметны.

В общем же, впрочем, аналитические философы, и прежде всего американские, крайне негативно относятся к теологии и религии. Около 90 процентов считают себя атеистами. Они удивительно оторваны от американского народа, у которого прямо противоположные взгляды. Это интересный феномен. У нас такого нет. Хотя ситуация с философией в нашей стране с трудом поддается описанию. Просто потому, что мы недостаточно социологически изучили самих себя. Так что о российской философии можно судить, лишь опираясь на смутные интуиции. И эти интуиции говорят мне, что у нас происходит много хорошего.

Есть множество одаренных философов, которые говорят и пишут много интересных вещей. Нам, возможно, недостает аналитической выучки, но это дело наживное. В целом, я оптимистично отношусь к нашим философским перспективам. Мы им еще покажем!



«Мы живем в прекрасное время для философии!» - Terra America

Уиттакер Чемберс на Terra America

Рецензия на роман Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

От редакции. Рецензия Уиттакера Чемберса на роман Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» увидела свет в право-консервативном журнале «National Review» в декабре 1957 года. Издатель журнала Уильям Бакли-младший не делал секрета из того, что эта отрицательная рецензия появилась по его непосредственному заказу. Публикация рецензии навсегда испортила отношения Рэнд с Бакли и консервативным движением Америки в целом. Объединяя в единую политическую силу противников «большого государства» и религиозных консерваторов Бакли чувствовал некоторое неудобство от неожиданного успеха откровенной апологетики капитализма с позиции крайнего материализма, экономического эгоизма и атеизма. Чемберс был в тот момент героем американского антикоммунизма, и его оценка имела решающее значение для политической репутации Айн Рэнд, а вместе с ней и всего «воинствующего безбожия» с капиталистическим лицом. Американский капитализм на долгое время связал с себя с религиозностью. И этому не смогла помешать даже возросшая популярность Рэнд в 1980-е годы. Возможно, именно это и предопределило победу капитализма в идейной борьбе с левым проектом. Во всяком случае, на эту тему имеет смысл поразмышлять сегодня в России в момент очередного  организационно-партийного и идеологического самоопределения право-либерального течения в нашей стране.

О Уиттакере Чемберсе - материал Константина Аршина:


Из истории консервативной мысли

Теория восьмилетних циклов

В моей жизни было три центральных исторических момента. Они повторялись через восемь лет. В этих восьмилетних циклах выделялись как два горба - наиболее значимых года с разными полюсами напряжения, как бы год максимально высокого напряжения (когда все тяжело и вместе с тем все равно все круто) и год максимально низкого напряжения (когда все круто и при этом все в целом хорошо - дела удаются, жизнь налаживается).

Итак III цикла. В каждом из них - произошло одно важное историческое событие.

1) 1987 ---- 1989. "Перестройка", максимальный взлет "культурного поколения (центральное пространство здесь - МГУ, русский рок, увлечение Тарковским, кружок "Летописец", начало занятий Вл. Соловьевым, увлечение русской философией, отец Андрей Кураев, крещение, раннее культуроборчество, политическое пробуждение, "конец истории" по Фукуяме и по Борхесу, "новая культура" и вхождение в постмодерн).

2) 1995 ----  1997. Интеллектуальное пробуждение и преодоление ельцинизма (центральное пространство здесь для меня - журнал "Полис", а центральная фигура - Цымбурский, но также Михаил Ильин, Борис Капустин, "Иное" Чернышева-Павловского, диссертация о Вл. Соловьеве и, главное, открытие "подпольного" Соловьева, увлечение Блоком, работа над Собранием сочинением Соловьева, наконец - в финале сведения об "Эстетике" Соловьева, что удерживает меня в сфере истории русской философии).

3)  2003 --- 2005. Рождение "политического" поколения   (центральное пространство здесь - АПН, но до того: журнал "Смысл", Русский Архипелаг, война  в Ираке, интерес к Америке, предчувствие "мировой революции", неоконы и лево-консерваторы, "Космополис", Тютчев как предтеча Валлерстайна, "Оборона тупика", изоляционизм как идеология).