Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Новое на важную тему

Господин Морозов выжидает, к кому присоединиться - к гонителям Кураева или его сторонникам. Пока рекомендаций от его начальства не поступало, поскольку у его начальства тот же рождественский разброд, как и везде. Там тоже не знают поддерживать бунт гомофоба и ксенофоба Кураева против церковного начальства или заклеймить гомофоба и ксенофоба за личную неадекватность, как церковного маргинала, примерно как Диомида.

А Морозов уже высказался в пользу Кураева. Опасно, возможно, придется писать в духе Граней.ру. Что делать? Нужно за это промежуточное время кого-нибудь оклеветать? Благо не все могут ответить и не все авторы хорошо известны публике. Поэтому выбран Юрий Тюрин, верующий православный, регулярно посещающий церковь - несомненно гораздо более чем церковный человек, чем сам Морозов.

Зачем же Морозов называет его "безбожником"? Ну во-первых чтобы опорочить лично его, вздумавшего поддержать старого товарища, во-вторых "Известия", в-третьих, лично меня, типа я сдуру даю слово по этим сложным вопросам "чужакам" и "безбожникам".

Что могу сказать? Морозов - профессиональный платный провокатор, ничего больше, потерявший остатки совести в пражских пивных. Жаль этого несомненно неглупого и способного человека, во что он превратился! Пусть его жалкая судьба послужит нам всем уроком!

К 1000 и 25 летию Крещения

Двадцать пять лет назад три славянские республики Советского Союза отмечали великий праздник тысячелетия Крещения Руси. Это были последние годы, можно даже сказать, последний год, когда страной еще реально правила Коммунистическая партия и наше государство по своей идеологии могло еще называться марксистским. Атеизм еще продолжал оставаться краеугольным камнем этой доктрины, согласно которой любая религия была не более чем ложной иллюзией, уводящей человека от решения земных насущных проблем. И между тем именно торжественное празднование тысячелетия Крещения Руси было, думаю, главным свидетельством в пользу предположения, что коммунистическая идеократия доживает последние дни. Церкви тогда были возвращены два крупнейших монастыря: Толкский — в Ярославской области и Оптина пустынь — в Калужской области. Начался процесс возвращения храмов Русской православной церкви в Москве и других городах.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/554322#ixzz2a3mOsEkF

О Жижеке и кощунстве

Роскомнадзор вынес предупреждение нескольким интернет-СМИ за рекламу творений новосибирского художника Артема Лоскутова, которого ранее привлекали к административной ответственности за продажу футболок с изображением Богородиц в балаклаве. Наверное, само это очередное событие из жизни «креативного класса» меня бы оставило совершенно равнодушным, если бы ранее на портале «Полит.ру» не было опубликовано интервью с одним из наиболее популярных сегодня в России властителей европейских дум, словенским философом Славоем Жижеком.

В этом интервью Жижек объявил себя атеистом, причем «до мозга костей», но при этом сказал, что очень уважает христианское наследие, в особенности за саму идею «смерти Бога». Теперь Бог не просто умер, но знает, что Он умер. И это якобы самое ценное в христианстве. Мысль далеко не новая — теологию «смерти Бога» развивал еще погибший в гитлеровском концлагере Дитрих Бонхеффер. Но Жижек пытается использовать эту мысль для оправдания «богохульства» и кощунства, которые кажутся ему неотделимыми от самой христианской религиозности. «Для меня богохульство — и многие умные христианские теологи это знают — это неотъемлемая часть нелепой карнавальной культуры. <…> В христианстве Бог сам себя помещает в такое положение, в котором допустимо богохульство. Это действительно уникально».



Читайте далее: http://izvestia.ru/news/549238#ixzz2RHzL4Sa5

Освобождение от секулярных самоочевидностей - Terra America

Спор американских идеологий для русских вроде бы совсем чужой спор. Нам чужда идеологическая жесткость обеих сторон. Нам непонятно, почему противники государственного регулирования в Америке одновременно столь глухи к экологической проблематике. В России экология внепартийна, в Америке она определенно окрашена синим цветом, цветом Демократической партии.

Нам непонятно, чем объясняется острота спора вокруг теории эволюции. У нас церковники почему-то не имеют привычки полемизировать с Дарвином и его новейшими последователями, у них совсем другие антипатии и страхи. А просвещенным верующим все давно объяснил Владимир Соловьев, который в XIX веке рассказал о синтезе религии и положительной науки, то есть о том, что Дарвин и Библия вполне могут ужиться друг с другом. Русскую церковь менее всего осложнил этот тезис автора «Чтений о Богочеловечестве». Православных ортодоксов гораздо больше беспокоили симпатии Соловьева папизму. 
 
Освобождение от секулярных самоочевидностей - Terra America

Еще о Виталии Гинзбурге

По дороге в Петрозаводск и обратно читал воспоминания Сергея Соловьева, поэта, священника, племянника Владимира Соловьева. 
 Каково же было мое изумление, когда на последней странице предисловия к книге я вновь встретил имя академика Виталия Гинзбурга



Оказывется, Гинзбург провожал в последний путь Сергея Соловьева, который скончался в Казани, в эвакуированной из Москвы психиатрической клинике им. Кащенко в 1942 г.  Гинзбург был друг брата зятя Сергея Соловьева Евгения Фейнберга, который оставил подробный рассказ о последних днях Сергея Михайловича.

В Инернете оказалось несложно найти подтверждение этому факту:

Марк Смирнов: У меня даже не вопрос, а вот я хочу рассказать о маленьком таком сюжете в жизни Виталия Лазаревича. В марте 1942 года он вместе со своим другом Евгением Файнбергом, тоже физиком, в Казани принял участие в похоронах племянника Владимира Соловьева, поэта и священника Сергея Соловьева. Как описывает это академик Файнберг: на маленьких, очень узких дрожках, где помещался только гроб, и пришлось, буквально обнимая его, проехать несколько километров до места захоронения; был жуткий мороз.
Вы понимали, кого вы хороните, и какое у Вас было к этому отношение?
Виталий Гинзбург: Вы знаете, я играл в этом деле совершенно второстепенную роль. Дело в том, что дочь Соловьева была замужем за братом Евгения Львовича, они потом развелись и так далее. Я эту женщину никогда не видел, но Евгений Львович о ней говорит с теплым чувством. И она просила его как-то позаботиться об отце.
Я, честно говоря, никаких подробностей не помню, и здесь я играл роль просто друга Евгения Львовича. Он мой близкий друг, и он меня просто попросил физически помочь. Так что я не помню. Я, конечно, помог бы совершенно независимо, был бы это такой известный человек, как Соловьев...
Марк Смирнов: Но Вы знали, что это священник, что это вот племянник, философ?
Виталий Гинзбург: Да, более-менее да, но это, честно говоря, не играло роли. Если бы он не был племянником и не был священником, я себя в этом смысле вел бы так же. Ну, несчастный человек, у него действительно, по-видимому, была шизофрения. Он умер...
Марк Смирнов: В психиатрической больнице.
Виталий Гинзбург: Он то ли голодовку объявил... в общем, это трагическая история. Забавно, что сейчас в Стокгольме ко мне обратился очень человек с этой же, по-видимому, историей. Вы, наверное, знаете запись Евгения Львовича, его рассказ.
Марк Смирнов: Он мне ее предоставил, и я ее опубликовал в свое время.
Виталий Гинзбург: Так вот, тот человек тоже знает, и он написал какой-то трактат об этом Соловьеве. 
http://www.svoboda.org/programs/ftf/2004/ftf.011104.asp

Есть какая-то злая ирония истории в том, что рукоположенного священника двух церквей, племянника, наследника и биографа крупнейшего русского религиозного философа и богослова  XIX столетия хоронил тот человек, который впоследствии сочтет безумной и вредной идею открытия "богословских факультетов" в государственных учреждениях и вообще станет уже в XXI столетии знаменем "нового российского атеизма".

Иногда история выделывает еще и не такие фокусы...

Аким Волынский, ариософия и "Код Да Винчи"


Аким Львович Волынский (Флексер)
/1863 — 1926/

Из архивов Пушкинского дома
http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=1409

Жизнь Леонардо да Винчи. СПб, 1900г.
http://www.vinci.ru/5/tezaurus/41/index.html

Елена Толстая
Аким Волынский и еврейский театр
http://plexus.org.il/texts/tolstayae_akim.htm

Елена Толстая
Аким Волынский: сто лет спустя
http://plexus.org.il/texts/tolstayae_akim2.htm

Отсюда довольно любопытно:

" Волынcкий демонстративно отталкивается от ариософских концепций, расцветших в предвоенной Европе, задававших тон в университетской науке начала века - и еще aктуализованных войной. Своей "теории" он присваивает определение "гиперборейской", мелькающее в оккультно-ариософских, т. н. "нордических" учениях о северной прародине арийцев: исторический, вернее, легендарный смысл слова "гиперборейский" обозначал поклонников Аполлона, живших на таком далеком севере, что им пpихoдилocь передавать свои жертвы солнечному богу не прямо, а как бы по эстафете. Но это понятие использовал Ницше в "Антихристе" (1888, опубл. в 1895): "Обратимся к себе. Мы гипербореи - мы достаточно хорошо знаем, как далеко мы живем от других. <…> По ту сторону севера, льда, смерти - наша жизнь, наше счастье. Мы открыли счастье, мы знаем путь, мы нашли выxoд из цeлыx тыcячeлeтий лабиринта". Здесь видно, что утопическая семантика сопровождала понятие "гипербореи" уже в этом фундаментальном для модернизма ницшевском тексте. На месте же ариософского у Ницше психологическое содержание. Волынский идет дальше: хотя, подобно ариософам, он говорит о том, что праарийцы спустились в Европу с севера, и использует термин "гиперборейский", однако на деле он подрывает ариософскую картину мира: внесенные им коррективы меняют всю суть дела."

Чем же он меняет суть дела?

" Вo-пepвых, для Волынского гиперборейский этап - это этап доисторического родства, предшествующий дифференциации на современные расы, нечто вроде сегодняшнего понятия о "ностратическом" единстве в языках. Именно здесь для него лежит общий корень арийских и семитских культов - понятие о едином солнечном божестве, высшем разуме (давно, впрочем, известное теософам и популяризированное Блаватской еще до оккультного бума начала ХХ века).
Во-вторых, свое праисторическое единство он видит вовсе не мистическим или магическим пepвобытным раем, каким арийское язычество рисовалось ариософам. По его мнению, это эпоха чистого монистического откровения, интеллектуального и рационального "светлого" культа.
И наконец, наперекор всему движению оккультизма и в особенности ариософии, Волынский убежден, что именно библейский иудаизм сохранил наибольшую верность этому древнему общечеловеческому откровению."


И еще здесь же:

"По Волынскому, арийское человечество, осевшее на равнинах Европы, остановившееся, обстроившееся, зaбывшee чистоту, пафос и товарищество кочевой юности, блужданий в поисках Бога - должно пробудиться. Волынский пророчествует: "Народы мира, наденьте шапки! Вы все в пути!"
Фактически это и означает "Третий Завет"; воцаряется древняя и вечная наднациональная религия, только на время зaбытая - а народ без храма и территории, сохранивший ее, распыляется. Человечество созревает и берет на себя обязанность "пути", прежде только еврейскую.
Пpизыв к новому кочевью в духе звучит уже прямой полемикой с ариософией: там бродячее, бездомное племя угрожает прекрасному, в своей природной цикличности, арийскому существованию: призрак "вечного жида" в такой перспективе есть страшный и демонический символ перманентной духовной революции. А здесь все человечество пускается в вечное духовное кочевье."

Иными словами, еврейство для Волынского — носитель пра-арийского, то есть истинно гиперборейского (не случайны все его обращения к Аполлону как "высшему символу человеческой интеллектуальности" в статье 1910 г. "Бог или боженька?") наследия — именно монотеизма чистого света, не замутненного никакой "хамитской" по своему происхождению "антрополатрией", в которой имеет свой исток раннее христианство.

Вот что пишет Волынский о христианстве в своей известной статье о Гете, написанной в полемике с В.М. Жирмунским:

"Это сплав разнородных стихий, в котором все бурлит, в котором нет ничего устойчивого в идейном смысле слова. Амальгама хамитской мистики и месопотамской магии с примесью густых яфетидских наслоений, завернутая в эллинский плащ филоновской вышивки, — вот что такое христианская идеология в ее популярнейших церковных редакциях" ("Жизнь искусства", 1923, № 31, с. 9).

Любопытно, что в книге "Четыре Евангелия" (Пб., 1922) Волынский противопоставляет древнему "хамитскому" христианству, будто бы выраженному в загадочном первоисточнике Евангелий — Q, никейское богословие, в чем-то аналогичное иудаизму все веков: "Своим рационализмом, своею оппозицией всем проявлениям хамитизма, своим постоянным противоборством мистике народных настроений, еврейство служило, в сущности говоря, только интересам культуры, побуждаемое вечным страхом поджога защищаемых им благ" (с.33).  

Несложно заметить, что историософские спекуляции Волынского — это по существу "Код Да Винчи" наоборот. Если в "Коде"  ложное никейское богословие противопоставляется подлинному изначальному христианству с Иисусом-человеком и "священным женским началом" в виде Марии Магдалины, то в "Четырех Евангелиях" никейская реформа как бы спасает человечества от того ужасного, что несет ново-арийскому племени "хамитская" магия в христианском обличии.

Как относиться к этим идеям, слишком уж созвучным всей той попсово-разоблачительной литературе о христианстве, которой наводнены прилавки книжных магазинов, а с другой, очевидно не случайно именно сейчас вызывающих интерес у исследователей Серебрянного Века? Вдобавок обратим еще внимание на неожиданный сплав какого-то мистического иудаизма и ариософии — можно ли считать его индивидуальным домыслом в целом маргинального для Русского религиозного ренессанса мыслителя?

Широпаев

"Россия в лице прохановых, павловских и прочих державных «умов» старается этого не замечать. Руси устроили информационную блокаду. Но некоторых все-таки прорывает. Например, Борис Межуев недавно прямо заявил: «Главная задача всех ответственных людей в стране – это вновь загнать в подполье эту самую «Русь». Где ей, собственно говоря, и место». И, по сути, подстрекает власть к расправе над « «родноверческой», сатанинско-сепаратистской гоп-компанией»".

http://shiropaev.livejournal.com/1954.html

Давайте попытаемся разобраться, о какой такой "Руси" идет речь.

Ясно, что не о святой Руси, Руси св. Сергия Радонежского и св. Александра Невского.
В малой степени, о раскольничей сектанской Руси.
Но и не о Руси Есенина, Клюева, Блока — Руси как раз антизападной, антиевропейской, в первую очередь антинемецкой, в большей степени как раз "азиатской", "татарской". "Наш путь —  стрелой татарской древней воли пронзил нам грудь" — писал Блок

Что же это за "Русь" такая? Была такая Русь. Это Русь работорговцев-колонизаторов, пришедших с варяжского Севера и устроивших на Волхове разбойное государство по захвату и продаже живого товара. Это Русь покорителей и истребителей славянства. Это Русь, которую потребовалось выжечь "огнем и мечом" православного христианства. Имперско-патриотическая история Карамзина и его продолжателей смазала этот страшный и позорный эпизод истории нашей Отчизны. Этого ни в коем случае нельзя было делать. Призраки имеют тенденцию возвращаться.

Теперь вот эта вот Русь оживает снова. Пытаясь вернуть порушенных идолов.

Россия против Руси

Несомненно, что Россия избрана Богом для решения некоей всемирно-исторической задачи. Несомненно, что решить эту задачу будет возможно в остром противостоянии с другими цивилизационными мирами.

Но теперь главная задача другая. Главная задача всех ответственных людей в стране — это вновь загнать в подполье эту самую "Русь". Где ей, собственно говоря, и место.

http://www.miroslavie.ru/library/hom/hom_0.htm

По моему, эта самая "Русь" и есть этот вот дракон, "змий древний", которого Господь "низверг в бездну" на тысячу лет, дабы не прельщал уже народы". И вот теперь этот дракон поднимается из бездны, соблазняя народы.

Вначале народ русский, а потом и другие народы... разделяя их и подчиняя один другому. Для всех, кто остается верен России русских святых, Филофея, Пушкина, Достоевского, Хомякова и Киреевского, Бердяева и Блока — нужно, чтобы это вот чудовище никогда не вырвалось наружу.

Когда я говорил в прошлом году, что за этнонационализмом почти неизбежно придет расизм, многие коллеги улыбались, говоря о том, какой хороший православный человек Саша Белов и как надежно он держит в своих руках  контроль над националистической тусовкой. Сегодня те же люди вынуждены признавать усиливающееся влияние в их собственной среде этой вот "родноверческой", сатанистско-сепаратистской  гоп-компании. Мне говорили, зачем своими постингами ты раскручиваешь Яроврата. Кто мог ожидать, что в конце года этому господину выдадут какую-то премию за креатив?

Далее Холмогоров. Я не случайно написал постинг в его защиту. Я понимал, что снижение влияния этого человека в младоконсервативном движении автоматически поднимает ставки Петра Хомякова. Напомню, что еще два месяца имя Хомякова знали только его сторонники. Я оказался стопроцентно прав. Ставки Холмогорова резко упали, влияние Хомякова, напротив, резко возросло. Опять же хочу вспомнить, что мне говорили. Да нет, Холмогорова мы не принимаем из-за его личных особенностей, то да это. Я говорил, личные особенности Холмогорова не при чем,  противникам разных мастей нужно дискредитировать православный консерватизм как таковой, и Егор просто удобная мишень.

Мне вообще кажется, что политическая борьба в данном случае скрывает очень серьезное духовное противостояние.

"Атомное православие" и "новая оппозиция"

Все обсуждают какой-то очередной клеветнический навет на Егора Холмогорова. Я никогда не понимал причины какой-то истошной ненависти к этому человеку. Ведь на самом деле, насколько я знаю, никто за Егором никогда никаких откровенных подлостей не замечал, если не считать равнодушное невнимание к некоторым друзьям и случайно брошенных фраз (типа 100 долларов). Отчего же такое удивительное антихолмогоровское сплочение в ЖЖ, на котором сходятся столь несовместимы фигуры?

Боюсь, что причина вовсе не в личности Егора. Боюсь, что причина в его идеологической позиции. Я бы сказал, слишком она правильная. Речь идет не о больном вопросе, "за Путина", "против Путина". Я лично считаю, что Егор допустил большую ошибку, перейдя под знамена нынешней власти и лишив себя положения независимо мыслящего критического интеллигента. И с его уходом под крыло АП патриотическая оппозиция на самом деле лишилась какого-то четкого идеологического стержня.

Основная идея Холмогорова — в общем совсем не оригинальная. Ее достоинство — совсем по-русски — не в оригинальности, а в правильности. Это идея о том, что советская цивилизация в ее лучших достижениях есть закономерная часть и закономерный этап развития цивилизации православной. Вот эту нехитрую мысль он и обозначил по-видимому не очень удачным наименованием "атомное православие".

Неприязнь к Холмогорову — это на самом деле бунт всего духовного маргиналитета против того, что должно было бы по-хорошему стоять в центре нашей идеологической жизни: как писал Цымбурский, проекта "технологического обновления в ореоле обновления духовного". Против этой — не слишком яркой, но безусловно верной установки — поднялся весь духовный антеграунд: этнонационализм, родноверие, арийский расизм, левый интернационализм, безыдейный конформизм. Сковырни это трижды высмеиваемое "атомное православие" и патриотическое движение в конце концов рано или поздно сведется к той программе, которую выставил г-н Петр Хомяков в статье о Русском марше в качестве манифеста "новой оппозиции".

Вот любуйтесь:
http://www.rodnoverije.com/actual/professor-homyakov-comments.html

 "Ибо в чистом виде «новая оппозиция» помимо лозунгов русского «народного национализма» в конечном итоге настроена еще и:

- на кардинальный демонтаж российской авторитарно-полицейской государственной машины;
- на развал, или, как минимум, конфедерализацию России с обязательным отделением Северного Кавказа;
- на занятие лояльной по отношению к Западу позиции, и кардинальный отказ от антизападной имперской политики, идеологии, мировоззрения, мифологии;
- на отказ от православия и возвращение к язычеству."

Нет, провозгласи этой сейчас во всеуслышание, побьют камнями. А именно потому что это  "атомное православие" пока еще воспринимается значительной частью населения страны в качестве своего рода патриотической нормы. Но, конечно, Егору нельзя было делать эту идеологическую линию заложником по необходимости коньюнктурных устремлений верхов.