Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Почему Вл. Соловьев уехал работать в финскую Рауху

«Из гостиницы Европейская (на Михайловской улице) Вл. Соловьев переехал в Финляндию, поскольку заметил, что его бумаги и корреспонденция проверяются лакеем.

«Коридорного, которого я заподозрил, заменили другим, но… я уже не покоен душой. Думаю, уехать куда-нибудь в Финляндию, недалеко от Петербурга. Мне рекомендуют один пансион около Иматры» <…>

Тот же критик, посетивший Соловьева в Финляндии, говорил мне, что Владимира Соловьева не покинула и там его мнительность, граничащая с психозом «преследования». Ему часто кажется, что лица, навещавшие его в мирном уголке, имеют какие-то задние мысли, хотят что-то выведать от него. Между тем, это были обыкновенные русские «читатели-поклонники» и «поклонницы», которые не только в России, но и во всем цивилизованном мире, не довольствуются заочным знакомством с писателями и философами, но ищут еще и личного знакомства, личной беседы с ними <…>

Впрочем, в прошлом году, он несколько удивил всех, когда поселился на Потемкинской улице (близ Таврического сада) и жил, не допуская к себе прислуги: даже самовар себе он ставил сам. Многие объясняли себе это дальнейшим развитием его аскетических настроений, но мне всегда вспоминался при этом его рассказ о коридорном в Европейской гостинице»

Оболенский Л.Е. Мои личные воспоминания о В.С. Соловьеве // «Одесский листок», 1900, № 203, 6-го (19-го) августа, с. 1.

Уиттакер Чемберс на Terra America

Рецензия на роман Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

От редакции. Рецензия Уиттакера Чемберса на роман Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» увидела свет в право-консервативном журнале «National Review» в декабре 1957 года. Издатель журнала Уильям Бакли-младший не делал секрета из того, что эта отрицательная рецензия появилась по его непосредственному заказу. Публикация рецензии навсегда испортила отношения Рэнд с Бакли и консервативным движением Америки в целом. Объединяя в единую политическую силу противников «большого государства» и религиозных консерваторов Бакли чувствовал некоторое неудобство от неожиданного успеха откровенной апологетики капитализма с позиции крайнего материализма, экономического эгоизма и атеизма. Чемберс был в тот момент героем американского антикоммунизма, и его оценка имела решающее значение для политической репутации Айн Рэнд, а вместе с ней и всего «воинствующего безбожия» с капиталистическим лицом. Американский капитализм на долгое время связал с себя с религиозностью. И этому не смогла помешать даже возросшая популярность Рэнд в 1980-е годы. Возможно, именно это и предопределило победу капитализма в идейной борьбе с левым проектом. Во всяком случае, на эту тему имеет смысл поразмышлять сегодня в России в момент очередного  организационно-партийного и идеологического самоопределения право-либерального течения в нашей стране.

О Уиттакере Чемберсе - материал Константина Аршина:


Из истории консервативной мысли

Надточий на тему РЖ

Тему ставшую актуальной в связи с "черными" списками, которые, по слухам, ввел новый шеф-редактор.

штатный стукач Акопян (если не сотрудник) – для меня вообще символ всего РЖ межуевских времен. Напомню, что для Б.Межуева он не более не менее как «голос поколения». Ага, «поколение пидаров и стукачей…», мир как воля и представление масквич
а.
http://farma-sohn.livejournal.com/694485.html


Интересно здесь вот что. Акопян и в самом деле стал символом РЖ межуевских времен.

Думаю, что если Морозов не внесет меня в свои списки и напротив приветливо позовет публиковаться, а я вот возьму и соглашусь, символом морозовского РЖ стану именно я, а не завсегдатаи кафе "Транзит" и колумнисты мужских журналов. И само мое присутствие в РЖ навсегда покроет позором это чудесное издание, поскольку человек публиковавший Акопяна - это уже репутация, нерукопожатная и непростительная.

И когда на новом витке модернизации Морозова наконец то сменит мой забаненый любимец Дмитрий Шушарин, и от крупиц великодушия он оставит Морозова в качестве одного из авторов нового антикоммунистического журнала, то символом этого РЖ станет, увы, никто иной как Морозов - человек, посмевший публиковать того  самого человека, который когда-то публиковал Акопяна. И Морозов как колумнист шушаринского РЖ, безусловно, нанесет чудовищный урон как самому авторитетному либеральному изданию, так и репутации его нового прогрессивного шеф-редактора.

Какой следует вывод из всего этого? Очень простой - мы теперь ясно видим, кто такие российские либералы (не путать с русскими дореволюционными, европейскими и уж особенно американскими). Российские либералы - это люди, одержимые безнадежной страстью  к тоталитарной диктатуре. 

Это изнуряющая и болезненная страсть. Ее почти невозможно вылечить. Им откровенно говоря даже не важно, под какими лозунгами будет введена тоталитарная диктатура. Главное, чтобы она была введена и чтобы имела жесткий тоталитарный характер. 

Александр Морозов - у Берлинской стены


Стоять у разрушенной берлинской стены имеет смысл только с универсалистским самосознанием, с сознанием всеобщности судеб, с уважительным отношением к собственной и чужой самостоятельности.

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/K-yubileyu-padeniya-Berlinskoj-steny

Да где ж она - "всеобщность то судеб"... Какая первая мысль у нас возникает в связи с разрушением Берлинской стены? Та, что это чужой праздник.

Который не имеет к нам отношения и иметь никогда не будет, что мы - чужие на этом празднике. Оттого песня БИ-2 "Прощай Берлин" столь точно передает это щемящее чувство одиночества. "Море причин / Стена рассыпется на части / Выход один / Когда весь мир оглох от счастья".

"По звездам бьет салют" - мир радуется свободе, но мы уже не в мире. Удивительно не то, что отброшенная от Европы Россия потратила двадцать лет на то, чтобы собраться с силами и вновь в нее вернуться, а, скорее, в том, что сознание необходимости этого "ухода в себя" присутствовало уже и в 1989, и еще раньше, когда самосознание было более чем "универсалистским" и другим оно и быть не могло.

Меня гораздо больше, чем психология Ельцина, занимает вопрос о том, почему "Наутилус" еще в 1987  пропел об "Отходе на Север". Почему Солженицын не проронил ни слова в 1989, терпеливо ожидая минуты, когда популярность Горбачева полностью сойдет на нет? Почему наше поколение оказалось столь политически безучастно в 1980-х годах, столь безаппелляционно в своих оценках в 1990-х и столь оппортунистично в своих действиях в "нулевых"? И , в конце концов, столь феноменально неуспешно? 

Ну и наконец следует сказать пару слов о Фукуяме...

Умер философ...


.... Вячеслав Вольнов.  А в жизни - мой друг Слава Кудрявцев. Красивый высокий парень спортивного телосложения и романтической внешности. 48 лет.

Коренной питерец, он жил рядом с Казанским собором, и всякий раз, бывая в этом городе, я останавливался в его доме, беседовал допоздна с ним и с его замечательной женой Таней.

Слава подлинно жил философией, жил, постоянно соотнося свои поступки с философскими категориями. Он именно что блуждал в мире феноменов и из-под его пера выходили "Феномен свободы", "Феномен любви", "Феномен истины"... С ним было очень интересно спорить, поскольку в отличие от московской философской тусовки в нем не было ни грана высоколобого снобизма. Он жил не фамилиями и цитатами, а идеями, которые по гуссерлевски именовал "феноменами". Он обожал Шостаковича, с подлинно питерской непосредственностью он мог часами рассказывать о полюбившейся книге.

 Любимой идеей его был глобальный союз цивилизаций, в которой Россия занимала бы одно из выдающихся мест. Считал, что в отличие от Запада - цивилизации свободы - России следует стать цивилизацией справедливости. Меня тогда поразило, что его статью на эту тему, опубликованную на АПН, решился перепостить православный и консервативный сайт "Правая. ру". Поразило потому что сам Слава был убежденным либералом (на самом деле, ярко выраженным социальным либералом, только он это почему-то отрицал) и, увы, атеистом. На его блоге - В контакте - так и записано: по религиозным убеждениям - атеист.

Боюсь, что философу именно сейчас и именно в России  - если он стоит на правильном в целом пути (а Слава, уверен, был именно таким философом), просто нельзя, никак нельзя быть атеистом. Какие-то силы, живущие в каждом человеке, сразу же заставят по жизни  сделать серию ошибок, которые в конечном итоге приведут к самому неправильному из неправильных выбору.

Последний раз мы с ним общались более года назад, когда обсуждали на Американском сайте (Штаты-2008) идеи Роберта Кейгана. Потом нам обоим отвечал из далекого Нью-Йорка знаменитый Александр Янов.

Потом в моей жизни произошли довольно серьезные изменения, и я не хотел говорить о них Славе. На то были свои причины. Но я был убежден, что вскорости мы снова встретимся у него в питерской квартире, рядом с Казанским собором, разопьем бутылку сухого вина и вновь разойдемся в вопросе о сущности свободы и о допустимых путях ее осуществления.

Авторский сайт Вячеслава Вольнова:
http://v-volnov.narod.ru/VolnovAuthor.htm

Статьи на сайте АПН:
http://www.apn.ru/authors/author202.htm

Феномен власти:
http://www.politstudies.ru/vm/vm2/vm2_dis_12.htm

Подборка материалов об идее союза цивилизаций:
http://archipelag.ru/geopolitics/stolknovenie/theory-civilization/

Статьи на "Русском Архипелаге":
http://archipelag.ru/authors/volnov/

Роберт Кейган и мировой дух

http://states2008.russ.ru/V-fokuse-dnya/Robert-Kejgan-i-mirovoj-duh

Олег Неменский на сайте АПН...

... с замечательным текстом о "новой Европе" с ее консерватизмом, евроскептицизмом и (об этом не говорится, но подразумевается) и этнонационализмом

«Евроскептицизм» с Востока 
Европа завтрашнего дня. Перед странами Центральной Европы стоит выбор: либо смириться с требованиями старой Европы и занять в ЕС положение прилежного ученика, либо активно заявить свою самость и пойти на региональную консолидацию с целью занять более сильные позиции в единой Европе

Думаю, нам еще предстоит пережить всплекс симпатий к "новой Европе": у нас же, у консерваторов, все по кругу:
 1999 — "да здравствует консервативная Европа, долой либеральные США!" (Дугин, Панарин, Говорухин — "старопатриоты", властители дум конца 1990-х), 
2003 — "да здравствуют консервативные США, долой либеральную Европу!" (тогдашний Голышев, Светлана Лурье, Кирилл Фролов — "младопатриоты"),
2004 — "да здравствует старая добрая "старая Европа", долой гнусную "оранжевую", либеральную "новую Европу" (как ни странно, тот же Кирилл Фролов, Аркадий, безусловно, Малер, Владимир Карпец — "национал-лоялисты"),
2007 — "да здравствует старая добрая "новая Европа", долой гнусную антифашистскую, либеральную "старую Европу" (этнонационализм будущего и настоящего).

Мне кажется, нашей консервативной общественной мыслью водит какой-то бес, который заставляет ходить этими кругами. При полной неспособности ориентироваться прежде всего на то, кто мы такие сами и в чем НАШ консерватизм, а потом уже выискивать за бугром "своих" и "чужих".

А вы говорите, изоляционизм...

Цитата дня

Похоже, Кремль устал ломать комедию под названием «имперское возрождение». Кремлевским вождям уже слишком хочется в Европу на заслуженный отдых.

Ну что, пользуясь метафорой Павла Святенкова, скоро нас всех пригласят на праздник разрушения Берлинской стены.

Павел Святенков на сайте АПН

Внутренняя Европа. Правительство хочет монополизировать звание «единственного европейца» в России. «Другая Россия» самим фактом своего существования мешает ему это сделать.

Жук в муравейнике—4

Часть первая Жук в муравейнике — 1

Часть вторая Жук в муравейнике—2

Часть третья Жук в муравейнике—3

И тут авторы обращают внимание еще на одну деталь: именно на то, что под подовшвами Абалкина "уже не асфальт, а что-то мягкое, пружинящее, склизкое, словно толстый мокрый ковер". И далее — они пишут о том же асфальте: он был "почти сплошняком покрыт довольно толстой неппетитной коркой, какой-то спрессованной влажной массой, обильно проросшей разноцветной плесенью".

Плесень впитала в себя остатки неодушевленной материи: Абалкин обнаруживает в земле полуистлевшие остатки какого-то ремешка, а под ним "что-то округлое (пуговица? пряжка?), и медленно распрямляются какие-то то ли проволочки, то ли пружинки". 

Этой дорогой шли люди к таинственной яме — прямугольнику гладкого голого асфальта, как будто аккуратно выреазнному в этом "проплесневелом мерцающем ковре". 

И вот здесь первая неожиданность в поведении Щекна — Абалкин пишет: "бесстрашный Щекн прижимается к моей ноге совершенно так же, как его предки прижимались к ногам своих хозяев, учуяв за порогом пещеры незнакомое и опасное"

Щекн говорит Абалкину, что они — то есть жители Пандоры — все ушли туда, "а дна нет, и никто не вернулся". Там — "четыре лестницы с дырчатами ступенями. Стерты. Блестят. Все глубже и глубже".

Чего испугался Щекн? Через асфальтовый люк жителей Надежды увели Странники в новый неведомый мир. Так мы привыкли думать.  Щекн, вероятно, и сам так считает, рассуждая по поводу некой дырки в пространстве, соединяющей нашу пустоту с ненашей.

Но далее он вдруг фиксирует небольшую опасность. Что это за опасность не разъясняется, но потом тремя ударами горячего ветра опасность вроде бы как снимается. Из обмена репликами с Комовым становится ясно, что опасность для Щекна представлял затаившийся на площади туман.

"Приношу свои извинения, — говорит Комов. — Мне нужно было разогнать туман....
... Лев (это реплика Щекна — MG). Опасности больше нет. Совсем. Сдуло."

Ну понятно, что туман и сдуло, тот самый "какой-то особенный, неестественно густой", который лежал на улице, ведущей к роковому прямугольнику.

Какую же опасность мог представлять туман? По всей видимости, то был не просто туман. То была та самая сила, которая уже довольно давно присутствует на планете, и которой собственно и озабочен, и напуган Щекн. Удивительным образом, Абалкину не приходит ничего этого в голову, равно как он не делает и очевидных выводов из неожиданного появления в "стакане" Странников "гиганского ракопаука с Пандоры". Появления, полностью перевернувшего все миропонимание Щекна, который с этого момента уже не будет прижиматься к ногам Абалкина.

Остановимся на минуту. Как же объяснить все эти странные вещи? Попытаюсь дать одно уже напрашивающееся объяснение. 

Через дыру в асфальте ушли, конечно, не все жители Надежды, ушли только те, кто был способен это сделать, ушли инициированные Странниками "людены", они же "воры", существа, обладающие всемогуществом, но только... в неорганическом мире. Всемогуществом, делающим для них возможным перемещение в межатомном пространстве. Никто кроме них, разумеется, никуда с Надежды уйти не мог и не ушел. Обычные люди вынуждены были остаться на планете и стать жертвой другой более могущественной и обреченной в конечном счете на полное торжество силы. То самой силой, которая управляет всеми этими туманами и ракопауками, управляет самой жизнью...

Хатами в США

У неконсерваторов — новый повод для истерики: Госдеп выдал визу на въезд в США бывшему президенту Ирана Хатами, который когда-то считался либералом и реформатором. Теперь, поняв, куда ветер дует, американские "ястребы" называют его иранским Геббельсом:

http://article.nationalreview.com/?q=YzhmNTQ0NDQ3MmIxZDlmZWVlNmViMzE0YjkzMTNiYmM=