Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Из книги Армена Григоряна "Призраки Крематория"

«Иллюзорный мир» - по ту сторону культуры

Примерно в августе 1989 года, мы с моим старинным другом Дмитрием Дробницким, ныне известным политологом, пишущим на темы американской политики, задумали статью о связи творчества Борхеса и песен рок-группы «Крематорий», особенно из альбома 1987 года «Иллюзорный мир». Мы увидели что-то аналогичное постоянной борхесовской теме «горящей Библиотеки» в строчках из песни: «Я открыл в океане крохотный остров, построив трубу из пепла книг». Еще более существенным признаком этого сходства казался нам пронизывающий новеллы Борхеса культ смерти как единственного условия сохранения личности в мире нескончаемых, порождающих друг друга текстов. 

«Крематорием» в целом, и «Иллюзорным миром» в особенности мы увлеклись примерно с начала 1989 года. В принципе, многие композиции этой группы – это любимые песни московского (и не только московского) студенчества – особенно «Таня», «Америка», «Безобразная Эльза». Но тут было еще что-то, связанное с тем временем. В стихах Армена Григоряна мы почувствовали соединение двух тем. 

Collapse )

Фармазон о мировом порядке

Ну а ваще в рассуждениях борцов с агрессией проклятого НАТО содержится очевидная ошибка: они все еще живут в мире «публичного европейского права» неких «суверенных государств». А эта все – рассуждения моли в шкафу на старом пальто. Мир этого права давным давно умер, и живем мы во всемирном мегаполисе, где порядок поддерживает всемирная полиция. Возмущаться полицией, прибывшей утихомирить драку в ифрикии, все равно что возмущаться полицией, прибывшей разбираться с массовой дракой под окнами возмущателя (или музыкой на 200 децибел в 3 часа ночи в соседской квартире). Т.е. возмущаться можно только тем и другим одновременно. А иначе вместо головы – вавка. Вот если кто щитает, что менты по-любому – заподло, и что правильные пацаны сами должны разрулить  базар – то он имеет право возмущаться полицией с надписями «нато». Но тогда он должен быть готов самостоятельно разбираться с тему, кто начент ломать дверь в его квартиру и его ребра в арке. Если он не готов – то за базар не отвечает и место ему – возле мировой параши.
http://farma-sohn.livejournal.com/696147.html


Удвительно правильные рассуждения. Я бы только еще добавил.

Ну а ваще в рассуждениях борцов с авторитарным режимом содержится очевидная ошибка: они все еще живут в мире «публичного европейского права» неких «демократических государств». А эта все – рассуждения моли в шкафу на старом пальто. Мир этого права давным давно умер, и живем мы во всемирном космополисе, состоящем из мелких мегаполисов, где порядок поддерживают национальная полиция и PR-службы. Возмущаться полицейским, прибывшим утихомирить политический конфликт, который раньше бы назвали конкуренцией, все равно что возмущаться полицией, прибывшей разбираться с массовой дракой под окнами возмущателя (или музыкой на 200 децибел в 3 часа ночи в соседской квартире). Т.е. возмущаться можно только тем и другим одновременно. А иначе вместо головы – вавка. Вот если кто щитает, что менты по-любому – заподло, и что правильные пацаны сами должны рулить  базар, выбирать губернаторов – то он имеет право возмущаться ОМОНОм, нарушением прав человека и контролем над электронными СМИ. Но тогда он должен быть готов самостоятельно разбираться с тем, кто начнет ломать дверь в его квартиру и его ребра в арке. Если он не готов – то за базар не отвечает и место ему – в Краснокаменске.

Мы немного недооцениваем значение ливийских событий для истории всего мира в целом и нашей страны в частности.

В отличие от Югославии и Ирака - это действительно конец Вестфаля. Либералы очень откровенно и полноценно отрекаются от "национального суверенитета" и во всеуслышание присягают тому, что они считают "мировой империей". Такого не было ни в 1999, ни в 2003.

В 1999 прежде всего НАТО не требовало свержения Милошевича. По факту оно этого и добивалось, но формально задачи операции были ограничены прекращением военных действий. 

В 2003 - Запад был расколот, и это создавало поле для маневра, можно было оставаться западником и выступать против войны, апеллировать к "международному праву"  и прочим "старым пальто". И даже выражать недовольство консерватором Бушем... Война была абсолютно незаконной с точки зрения "старого пальто", но это была война одного государства (одобренная парламентом этого государства) против другого государства, а не действия мировой полиции по наведению мирового порядка. 

В 2011 мы имеем картину очень жесткого надлома "суверенитета" прежде всего как идеи. Сванидзе ни в 1999, ни в 2003 не посмел бы назвать НАТО "мировой полицией", то есть он де факто не пригласил бы чужой военный блок к себе в дом наводить порядок. 

Что говорит Надточий - в нашем мире все решает сила и ничего кроме силы. Разумеется, это правда и это понятно и без Надточия. Однако до 2011 года наш "коллективный фармазон", "коллективный Надточий" он как бы выступал от имени тех слабых структур миропрядка, которые ограничивали действие силы. И тем самым он выговаривал себе приватное пространство и даже определенную социальную роль в качестве ценностного критика любой силы. В 2011 году он объявил эту роль "старым пальто" (еще бы назвал "факультетом ненужных вещей") и просто объявил себя подданным мирового императора. 

Проблема в том, что он не только не в одиночестве, а вся либеральная партия сегодня стоит на той же самой позиции. И тут нужно согласиться с Джоном Локком, в ситуации слома консенсуса о национальном суверенитете, в стране реально не может быть никакой демократии. Ни парламентской, ни президентской, ни унитарной, ни федеральной, ни маленькой, ни большой. Никакой вообще, кроме имитационной. И речь идет не только о России. 




История с Николаем Троицким

 История очень показательная.

Главное в том, что она, разумеется, не последняя.

Я уже писал год тому назад, что на самом деле едва ли в обозримом будущем произойдут какие-то серьезные политические перемены, резко сменится режим и все такое.

Однако сфера общественного сознания может круто и сильно поменяться. Причем мгновенно и очень радикально.

Этим у нас не очень дорожат. Идет какая-то вялая арьергардная война, ну там Кургинян с одной стороны, Михалков с другой стороны...

Но в целом либералы, конечно, побеждают. Между тем, пожалуй, единственное важное достижение "нулевых" - это некая нормализация общественного сознания. Вдруг по какой-то причине люди у власти пришли к парадоксальному выводу, что надо считаться с большинством. Не пытаться уж слишком сильно подыгрывать ему, не заискивать, но просто считаться с его вкусами, настроениями и предрассудками...

Своего рода символом этого подхода было мудрое решение Путина вернуть михалковский гимн. Старики и старушки, исправно голосовавшие за КПРФ, почувствовали себя не чужими в новой и, разумеется, в основном чуждой им стране. Затем возникла некая патриотическая норма, было признано, что желать распада собственной стране - это плохо, что зависеть от чужого государства - это тоже плохо. Возникло некое поле разных официальных и полуофициальных экспертов, которые были готовы признать эти истины просто как истины. Эта норма насаждалась несколько грубо, но эффективно - символом двойственности этого процесса  для меня стал телеведущий Владимир Соловьев. Я не помню ни одной передачи (я их смотрел нечасто, нслучайно и не регулярно), когда я с ним был несогласен. Но формат передачи создавал впечатление, что у нас в России есть сумасшедшие политики разных полубезумных ориентаций, беспрерывно орущие друг на друга, и трезвая здравомыслящая власть, персонифицируемая самим Соловьевым. Власть, которая понимает, что Сталин - это кровавый тиран и который в то же время признает, что период Ельцина - это катастрофа.

Я искренне сказать плохо знаю, кто такой Николай Троицкий. Но мне почему-то кажется, что это такой мини-Владимир Соловьев. Скромный комиссар стилистической нормы "нулевых" в одном из штабов "затаившихся девяностых". Я помню его по хорошему и честному "октябрьскому" циклу 1993 года в  старом "Мегаполис-экспрессе". По комиссарам этой самой "нормы" сейчас будет вестись огонь изо всех орудий.

Думаю, следующий на очереди - Максим Шевченко. В ИФАНЕ моему отцу известные философские гранды без всякого стеснения сказали: "Твой сын - фашист! Его нельзя терпеть рядом с нами". На вопрос, что и когда я сказал "фашистского", гранды ответили, а он несколько раз выступал в программе Максима Шевченко. В том смысле, что порядочный человек постесняется выступать в этой передаче.

Бессмысленно обсуждать, прав или не прав был Троицкий в том или ином своем высказывании. Наверное, не прав. Не надо желать никому смерти. Судя по его последующим робким попыткам оправдаться, хватило бы устного замечания или выговора, и он бы мгновенно стер эту запись. Инцидент был бы исчерпан. Но была произведена образцово-показательная карательная акция.

Слишком яркие и талантливые ораторы, думаю, будут интегрированы в новую систему, а вот скромным бойцам не поздоровится. им не простят.

Морозов об "инволюции"

 http://www.apn.ru/publications/article24212.htm

В какой-то степени поразительный и поучительный текст. Саша оплакивает завершение того проекта, на нереалистичности и пустяшности которого сам всегда настаивал.

Это вот об этом, в частности.

Работающие на ЕР политические консультанты считали, что ЕР должна пройти выборы 2011 года в условиях падения популярности и тем самым укрепиться и – возможно – превратиться из «партии власти» в одну из партий в конкурентной среде. Хотя и не с 70%-ной поддержкой, но все равно первой в списке.
Ну а что если сказать это все не сейчас, когда игра сыграна, а год с лишним назад?

И не ругать РЖ за публикацию статей Акопяна, а меня - за покровительство фашистам и что-то такое в том же роде, а подумать, как и каким образом можно было бы сдвинуть эту колымагу с мертвой точки?

Глядишь, вместо "инволюция" была бы "эволюция", медленная, но зато настоящая.

Короче, интриговали, интриговали, доинтриговались...

Из архива эпохи - Вадим Цымбурский о русском фашизме


Год назад скончался Вадим Цымбурский.

Я, откровенно говоря, поначалу хотел дать на РЖ фрагмент из его предисловия ко второму сборнику, который в этом году выйдет в "Европе" или кусок своей книжки о Вадиме Леонидовиче, которая, надеюсь, появится там же, но потом подумал, что Цымбурский должен оставаться для нас всех актуальным публицистом и решил републиковать очень яркое его выступление о русском фашизме в клубе "Свободное слово" в январе 1999 года.

Вообще, смерть не должна быть помехой для участия в общей борьбе.

Не входить в мировое цивилизованное

Фашизм есть форма восстания нации против попыток вписать нацию в непрестижный и дискомфортный для нее мировой порядок на правах нации "второго сорта".


Из архива эпохи - републикация "Метаистории" Цымбурского на РЖ


РЖ представляет вниманию читателей главу из новой книги Вадима Цымбурского «Конъюнктуры земли и времени», которая готовится сейчас к публикации в издательстве «Европа». Новая книга охватывает собой своего рода «малый круг» трудов Вадима Леонидовича в области политологии. Если предыдущий сборник ученого, который вышел при финансовой поддержке Института национальной стратегии в издательстве РОССПЭН в 2007 году, включал в себя работы, так или иначе связанные с его фундаментальной геополитической концепцией «Острова России», то статьи, составившие «Конъюнктуры земли и времени», — представляют собой серию разнообразных интеллектуальных расследований ученого – специфики советского и постсоветского понимания «суверенитета», геополитического положения обоих частей Осетии и Дагестана, эволюции концепта «открытого общества» в западной политической мысли и др.

Статья «Метаистория и теория трагедии» является в своем роде введением ко всему творчеству Цымбурского в области политологии, введением, которое позволяет наметить общегуманитарные основы этой дисциплины. Цымбурский считает возможным рассмотреть каждый эпизод истории (и в том числе истории современной) в качестве того или иного классического жанра – комедии, волшебной сказки или трагедии. Вероятно, не случайно этот текст вышел в свет практически в одно время со знаменитой статьей «Остров Россия» - осенью 1993 года. Автор «Острова» как будто заранее снимал себя будущие упреки критиков в том, что под видом геополитической концепции он творит новый миф – миф об Острове, чудесным образом отломавшимся от ввергнутого в водоворот истории Континента и тем самым избежавшим катастрофы саморазрушающегося мира.

Популяризируя идеи в тот момент еще совершенно не известных в России Н.Фрая и Х.Уайта, Цымбурский доказывал, что любое восприятие политической истории просто неотделимо от мифотворчества. Пытаясь обнаружить в истории смысл, мы неизбежно придем к мифу, точнее, к нескольким воспроизводимым вновь и вновь однотипным драматургическим сюжетам. А за каждым из них — просматривается основной и, может быть, решающий вопрос, как трактовать политический успех (человека, страны или цивилизации) – как заслуженную награду в честном состязании конкурентов либо как симптом гибели миропорядка. И как мыслить неудачу – как безнадежный проигрыш в схватке равных либо как намек на будущее блаженство?
http://www.russ.ru/pole/Metaistoriya-i-teoriya-tragedii

Несколько с лов в добавление. Цымбурский приводит схему Берка: претендент-обладатель-объект, связывая именно с перипетиями внутри этой схемы разновидности драматического жанра.

Мне кажется. возможен еще один специфический русский тип трагедии - добровольный отказ претендента от обладания объектом в ситуации обретенной возможности это сделать.

Классический пример - "Евгений Онегин". Татьяна добивается любви Онегина и отказывается от нее, поскольку "другому отдана".

Практически все романы Достоевского построены на той же теме "добровольного отказа": Раскольников отказывается от обретенного богатства, Подросток отказывается от использования письма, посредством которого он мог бы шантажировать Ахмакову, Ставрогин отказывается от всех политических миссий, которые ему предлагают попеременно Шатов, Кириллов и Верховенский, Идиот отказывается от счастья с Аглаей ради Настасьи Филипповны, Иван Карамазов, мы помним, отказывается от царства Божия ради слезинки ребенка.

Проблема в том, что миф "Острова России" выстроен на аналогичном  отказе - добровольном отказе России от обладания Европой и присоединения к Европе. Наверное, и то, когда я сам то и дело возвращаюсь к поразившей меня идее - о добровольном отказе СССР-России от "победы" в Холодной войне на рубеже 1960-70-х годов, я руководствуюсь тем же в сущности мифом - отражающим какую-то нашу глубоко национальную специфику.

Майкл Ледин

... все-таки настаивает на плохом самочувствии и близкой смерти аятоллы Али Хаменеи, верховного руководителя Ирана. Более того, он утверждает, что в руководстве Ирана уже началась борьба о том, кто будет преемником аятоллы — умеренный Рафсанджани или радикал Ахмадинежад.

http://www.aei.org/publications/pubID.25615,filter.all/pub_detail.asp

Freedom Scholar Michael A. Ledeen


Человек он информированный, конечно, но, похоже, на блеф. Ельцин так он "умирал" чуть ли не каждый год, а вот, между тем, до сих пор жив и, по-видимому,

Жив ли Генри Киссинджер?

Боюсь за жизнь Генри Киссинджера.

Судите сами — три смерти подозрительно идут одна за другой. Вначале Милтон Фридман. Затем Джин Киркпатрик. Теперь — Аугусто Пиночет.

Все трое были тесно связаны. Фридман был экономическим советником у Пиночета, а Киркпатрик в известном эссе 1979 г. оправдала опору на авторитарных диктаторов, из которых Пинчет был, как известно, самый прогрессивный.

Это не может быть совпадением. Тем более все трое неожиданно почувствовали проблемы с сердцем. Кому-то в силовых струтктурах Вашингтона была очень выгодна их смерть, они, вероятно, многое знали о том, как делалась капиталистическая глоаблизация, и эти тайны унесли с собой.

Очень может быть, что в силовых структурах Пентагона кто-то освоил секретный метод вуду, благодаря которому можно вызывать немедленную остановку сердца.

Я теперь понимаю, что убийство Литвиненко было совершенно для отвода глаз от этой цепи кровавых (точнее, бескровных) ликвидаций.

С 13 на 14

Нечто сегодня приснилось совсем невозможное. Видимо, вечерний разговор с  

volodihinи philophonistпроизвел такое впечталение.

Как будто Максим Жуков написал новый роман. И мы все его персонажи.

 Какая-то непонятно кем вызванная и непонятно в чем заключающаяся глобальная катастрофа. Остатки человеческого рода собираются среди небоскребов Нью-Йорка, размещаясь в них такими локальными коммунами. Среди этих коммун возникает соперничество остатков христиан и какой-то таинственной группы тантрических буддистов. О них ничего толком неизвестно, однако, некоторые из христиан, руководимые почему-то по-прежнему могущественным Фондом эффективной политики, говорят о том, что нам всем необходимо переходить на буддийские позиции. Только так можно спасти гибнущее христианство. И здесь очень важную роль играет фигура буддолога Пятигорского, который будто бы знает какие-то скрытые от христиан тайны.

Между тем, остатки христиан разбредаются по группам. Вдруг как по команде взрываются все нью-йоркские мобильные телефоны. С этого момента открываются все водопроводные краны, и Нью-Йорк постепенно заполняется водой. Мы спасаемся на верхних этажах самых высоких небоскребов, куда сквозь грозу приплывают спасшиеся люди. 

В это время одна из групп христиан — Группа поиска — доплывает до одного из небоскребов, почти полностью ушедшего под воду. Они с удивлением обнаруживают, что в нижних этажах небоскреба обитают живые люди. Причем их довольно много и они чувствуют себя ничуть не плохо. Более того, у них праздник и к ним приплывают из разных концов города новые и новые гости. 

Группа поиска проникает внутрь здания и присоединяется к пирующим собравшимся, которые время от времени торжественно справляют какие-то непонятные религиозные обряды. Выясняется, что это и есть та самая группа буддистов и социалистов. Мировую катастрофу вызвали именно они, замыслив — по рекомендации Парвулеско и Серрано — уничтожить большую часть человеческого рода для облагораживания расы. Потом остатки буддистов должны выйти на сушу и заселить землю, свободную от низших рас. Почему-то очень большой популярностью в их среде пользуется президент Путин. Раздаются сообщения о прибытии новых и новых членов буддистского клана. Я твердо запомнил только имя автора "Кода Да Винчи" Дэна Брауна.

Наконец, затесавшихся среди гостей христиан обнаруживают. Их никто не собирается убивать, просто выпроваживают вон. Но в это время одна девушка из Группы поиска вступает в разговор с одной буддисткой, которая рекомендует ей прочесть какие-то таинственные религиозные книги, с помощью которых эта секта может управлять Вселенной. Разумеется, христиане возмущаются злодействами буддистов и отказываются принимать какие бы то ни было посвящения. Христианка говорит буддистке, что на Земле не осталось ни одной живой собаки, и это приводит буддистку в состояние горести и печали. 

Когда Группа Поиска выходит из небоскреба, они с радостью видят, что на Земле все вновь хорошо, светит Солнце, никаких следов катастрофы, все люди живы и здоровы. Все радуются, только девушка плачет, понимая, что человечество спасла та самая буддистка с помощью своих священных книг, осознавшая, что больше никогда не будет иметь собаки. Значит, буддизм прав, а христианство неправо. Ее утешает один из ее друзей, который говорит, что если с помощью буддизма оказалось возможным спасти человечество, значит буддизм просто входил в Божественный план как орудие спасения. Вера не должна пострадать.

На этих словах я проснулся посреди глубокой ночи и где-то полчаса лежал без движения. Через полчаса, припомнив все подробности ночного кошмара, я понял, что пора брать неделю отпуска.

 

Энн Коултер

http://www.townhall.com/columnists/AnnCoulter/2006/07/13/ny_times:_better_dead_than_read

Великая все-таки женщина. Прямо Аркадий Малер в юбке! Призывает к немедленной расправе с либеральными СМИ, прежде всего с  газетой "Нью-Йорк Таймс". Говорит даже, что на месте президента Буша она бы управлялась с либералами точно так же как как президент Эйзенхауэр с супругами Розенберг. То есть поджаривала бы их на "электрическом стуле".



Вот чтобы я сделал на месте российской власти. Пригласил бы в гости Энн Коултер. Именно в момент приезда Ричарда Хоулбрука на какой-нибудь съезд российской оппозиции.

 Затем, представляю картину: Хоулбрук встречается, условно говоря, с Новодворской, Радзиховским, Каспаровым, сотрудниками Московского Центра Карнеги. И они жалуются ему на антиамериканское поведение Путина, на поддержку им палестинского сопротивления, "стран-изгоев" и т.д. Хоулбрук с вежливой улыбкой утвердительно и понимающе кивает головой. В это время в комнату врывается Энн Коултер с горящим факелом в руках и кричит на чистейшем английском языке "Смерть предателю Америки и защитнику арабских террористов!!! Смерть лучшему другу Владимира Путина и Саддама Хуссейна". А потом, обращаясь к российским друзьям Америки: "Не верьте Иуде!!!".

А потом все околовластные телеграфные агентства передают новость: Москву посетил "предатель Америки и покровитель исламского террора". Российская оппозиция получает поддержку со стороны сил, стоящих за террактом 11 сентября.

Вообще, почему статьи великолепной Энн Коултер до сих пор не печатает "Русский журнал"?