Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Из интервью на РИ о Бессмертном полке

Мы подходим к столетию 1917 года с очень упрощенным сознанием, которое раскалывается при первой попытке его проблематизации на примитивные, простые, глубоко наивные позиции. Мы подходим к 17-му году с набором очень примитивных идеологических реакций. Боюсь, что Бессмертный полк в 2017 году может обернуться скандалом в такой ситуации, конфузом каким-нибудь. После того, что сделала Поклонская, в 2017 году на шествие могут вынести портреты каких-нибудь героев Первой мировой, очень сомнительных для общенационального сознания. Например, генерала Краснова или адмирала Колчака. А с другой стороны, коммунисты пойдут с портретами каких-нибудь НКВД-шников. Они ведь уже и были в прошлый раз, кто-то в 2015 году нес портрет Берии, едва ли прямого родственника того участника Бессмертного полка, кто держал в руках его портрет. И боюсь, что в 2017 обязательно мы увидим и чекистов, и белых офицеров – столетие революции сыграет свою роль.

http://politconservatism.ru/interview/my-podhodim-k-2017-mu-godu-s-naborom-ochen-primitivnyh-ideologicheskih-reaktsij

Московские двойники: Гагарин


А вот "маленького" Гагарина перед кинотеатром "Звездный" как будто и поставили в 1985 году





в качестве вполне сознательного политического противовеса "большому" Гагарину скульптора Павла Бондаренко, который вознесся над Москвой на Ленинском проспекте как раз накануне Олимпиады.

Картинка 1 из 5

Скульптор Юрий Чернов, автор "маленького" Гагарина, копия которого появилась в 1986 году в Оренбурге, впоследствии создал памятник тому самому Шолому Алейхему на Малой Бронной...

Аким Волынский, ариософия и "Код Да Винчи"


Аким Львович Волынский (Флексер)
/1863 — 1926/

Из архивов Пушкинского дома
http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=1409

Жизнь Леонардо да Винчи. СПб, 1900г.
http://www.vinci.ru/5/tezaurus/41/index.html

Елена Толстая
Аким Волынский и еврейский театр
http://plexus.org.il/texts/tolstayae_akim.htm

Елена Толстая
Аким Волынский: сто лет спустя
http://plexus.org.il/texts/tolstayae_akim2.htm

Отсюда довольно любопытно:

" Волынcкий демонстративно отталкивается от ариософских концепций, расцветших в предвоенной Европе, задававших тон в университетской науке начала века - и еще aктуализованных войной. Своей "теории" он присваивает определение "гиперборейской", мелькающее в оккультно-ариософских, т. н. "нордических" учениях о северной прародине арийцев: исторический, вернее, легендарный смысл слова "гиперборейский" обозначал поклонников Аполлона, живших на таком далеком севере, что им пpихoдилocь передавать свои жертвы солнечному богу не прямо, а как бы по эстафете. Но это понятие использовал Ницше в "Антихристе" (1888, опубл. в 1895): "Обратимся к себе. Мы гипербореи - мы достаточно хорошо знаем, как далеко мы живем от других. <…> По ту сторону севера, льда, смерти - наша жизнь, наше счастье. Мы открыли счастье, мы знаем путь, мы нашли выxoд из цeлыx тыcячeлeтий лабиринта". Здесь видно, что утопическая семантика сопровождала понятие "гипербореи" уже в этом фундаментальном для модернизма ницшевском тексте. На месте же ариософского у Ницше психологическое содержание. Волынский идет дальше: хотя, подобно ариософам, он говорит о том, что праарийцы спустились в Европу с севера, и использует термин "гиперборейский", однако на деле он подрывает ариософскую картину мира: внесенные им коррективы меняют всю суть дела."

Чем же он меняет суть дела?

" Вo-пepвых, для Волынского гиперборейский этап - это этап доисторического родства, предшествующий дифференциации на современные расы, нечто вроде сегодняшнего понятия о "ностратическом" единстве в языках. Именно здесь для него лежит общий корень арийских и семитских культов - понятие о едином солнечном божестве, высшем разуме (давно, впрочем, известное теософам и популяризированное Блаватской еще до оккультного бума начала ХХ века).
Во-вторых, свое праисторическое единство он видит вовсе не мистическим или магическим пepвобытным раем, каким арийское язычество рисовалось ариософам. По его мнению, это эпоха чистого монистического откровения, интеллектуального и рационального "светлого" культа.
И наконец, наперекор всему движению оккультизма и в особенности ариософии, Волынский убежден, что именно библейский иудаизм сохранил наибольшую верность этому древнему общечеловеческому откровению."


И еще здесь же:

"По Волынскому, арийское человечество, осевшее на равнинах Европы, остановившееся, обстроившееся, зaбывшee чистоту, пафос и товарищество кочевой юности, блужданий в поисках Бога - должно пробудиться. Волынский пророчествует: "Народы мира, наденьте шапки! Вы все в пути!"
Фактически это и означает "Третий Завет"; воцаряется древняя и вечная наднациональная религия, только на время зaбытая - а народ без храма и территории, сохранивший ее, распыляется. Человечество созревает и берет на себя обязанность "пути", прежде только еврейскую.
Пpизыв к новому кочевью в духе звучит уже прямой полемикой с ариософией: там бродячее, бездомное племя угрожает прекрасному, в своей природной цикличности, арийскому существованию: призрак "вечного жида" в такой перспективе есть страшный и демонический символ перманентной духовной революции. А здесь все человечество пускается в вечное духовное кочевье."

Иными словами, еврейство для Волынского — носитель пра-арийского, то есть истинно гиперборейского (не случайны все его обращения к Аполлону как "высшему символу человеческой интеллектуальности" в статье 1910 г. "Бог или боженька?") наследия — именно монотеизма чистого света, не замутненного никакой "хамитской" по своему происхождению "антрополатрией", в которой имеет свой исток раннее христианство.

Вот что пишет Волынский о христианстве в своей известной статье о Гете, написанной в полемике с В.М. Жирмунским:

"Это сплав разнородных стихий, в котором все бурлит, в котором нет ничего устойчивого в идейном смысле слова. Амальгама хамитской мистики и месопотамской магии с примесью густых яфетидских наслоений, завернутая в эллинский плащ филоновской вышивки, — вот что такое христианская идеология в ее популярнейших церковных редакциях" ("Жизнь искусства", 1923, № 31, с. 9).

Любопытно, что в книге "Четыре Евангелия" (Пб., 1922) Волынский противопоставляет древнему "хамитскому" христианству, будто бы выраженному в загадочном первоисточнике Евангелий — Q, никейское богословие, в чем-то аналогичное иудаизму все веков: "Своим рационализмом, своею оппозицией всем проявлениям хамитизма, своим постоянным противоборством мистике народных настроений, еврейство служило, в сущности говоря, только интересам культуры, побуждаемое вечным страхом поджога защищаемых им благ" (с.33).  

Несложно заметить, что историософские спекуляции Волынского — это по существу "Код Да Винчи" наоборот. Если в "Коде"  ложное никейское богословие противопоставляется подлинному изначальному христианству с Иисусом-человеком и "священным женским началом" в виде Марии Магдалины, то в "Четырех Евангелиях" никейская реформа как бы спасает человечества от того ужасного, что несет ново-арийскому племени "хамитская" магия в христианском обличии.

Как относиться к этим идеям, слишком уж созвучным всей той попсово-разоблачительной литературе о христианстве, которой наводнены прилавки книжных магазинов, а с другой, очевидно не случайно именно сейчас вызывающих интерес у исследователей Серебрянного Века? Вдобавок обратим еще внимание на неожиданный сплав какого-то мистического иудаизма и ариософии — можно ли считать его индивидуальным домыслом в целом маргинального для Русского религиозного ренессанса мыслителя?

Неоконы о "Коде да Винчи"

George Frederick Jewett Scholar Michael Novak
Католический неоконсерватор Майкл Новак (вверху) против Дэна Брауна (внизу)
http://www.aei.org/publications/pubID.24588,filter.all/pub_detail.asp

 Дэн БраунОсновной пафос статьи, насколько я понимаю, такой: нет никакой проблемы в том, чтобы признать Христа женатым — возвращение аскетического христианства к целомудренному многогамному идеалу Израиля (то что Розанов называл "Тайной Израиля") со священным семейным сексом следовало бы только приветствовать.

Однако Браун проповедует не плодородие и священный семейный союз, а бесплодную гностическую любовь, обращенную к лишенному плоти и крови женскому Божеству. Здесь Новак следует известной книге Дени де Ружмона, посвященной таинственной связи певцов романтической любви, провансальских трубадуров, и еретиков-альбигойцев с их ненавистью к зачатию и рождению.

Иначе говоря, "любовь Запада" и новая религия Дэна Брауна обречена на вырождение как всякая ересь, отрицающая физиологическую основу жизни.

Любопытное возвращение к идеям Розанова на самом продвинутом из американских "мозговых центров"

Код Да Винчи

О самом фильме. Ценю эстетическую интуицию Володи Голышева — все так, как он и сказал. Том Хэнкс в роли интеллектуала на протяжении всего фильма заставляет испытывать сочувствие западным собратьям по гуманитарному цеху. Право слово, в настольный теннис он играл лучше. Изображать интеллектуальное усилие у него получается пока очень плохо.

Режиссер это видимо понял, и в конце картины решил представить его честным и ограниченным "полицейским на страже святыни".

Если говорить серьезно, фильм просто скучный — мы с женой в какой-то момент усиленно боролись со сном. Лучше бы показали очередной документальный фильм об архитектурных красотах Европы. Сюжетная линия вообще очень примитивная, а, зная фабулу из книги, она просто оставляет тебя равнодушным.

Симпатично выглядит только Одри Тоту, которую я видел в кино впервые. Вполне миловидная девушка, жалко, что согласилась участвовать в идиотской постановке.

Что касается общественного пафоса. Убраны все те полутона, которые есть в книге. В романе, как я писал ранее, Opus Dei и Арингароса вовсе не причастны к убийствам Сайласа. Напротив, они вместе с Фашем пытаются его остановить. Здесь же Арингароса оказывается прямо замешан в злодеяниях своего воспитанника. 

Основной конфликт такой:

Серое скучное патриархальное христианство, представленное толстым несимпатичным Арингаросой и альбиносом Сайласом, противостоит великой полуязыческой традиции поклонения Женскому Божеству, за которой стоит, на самом деле, практически вся светская культура Европы с ее верховным капищем Лувром, освященным масонской пирамидой. Уменьшенная копия которой скрывает могилу верховного божества этой новой европейской религии. Конфликт, знакомый русскому читателю еще со времен романов Мережковского. Дух против плоти, Христос против Антихриста, христианство против Европы.

На самом деле, это та же проблема, вокруг которой ломались копия на Религиозно-философских собраниях в Петербурге в 1901–03 гг. После того, как пришел Галковский и отменил русскую философию, все забыли обо всем "кроме пчел", и вот теперь Дэн Браун открывает нам тысячу раз открытую русскими мыслителями Америку. Но это так к слову.

Чего любопытным образом нет в кинокартине из того, что было в романе. Нет монархической темы. Фильм явно снимали люди лево-либеральных взглядов, постаравшиеся выкорчевать из повествования всю линию царской крови. О Меровингах упоминается один раз и мимоходом, нигде не говорится о том, что Христос был истинным иудейским царем, а его потомство, соединив линии Давида и Вениамина, должны претендовать на царский трон. Тема узурпации власти Каролингами полностью опущена. Это делает совершенно непонятным тему сохранения потомства Иисуса, чем уж оно так значимо для человечества, если Иисус был простой земной человек. Грааль - остатки Магдалины - разыскиваются только для подрыва власти церкви (мести за женщин и т.д.), но не для установления истинной - монархической - власти. Создатели фильма, вероятно, понимали, что фальшивка Плантара была использована во Франции вовсе не левыми, но скорее право-фашистскими кругами, близкими современным новым правым. 

Иначе говоря, миф о потаенных королях Меровингах был использован Ховардом и Голливудом только лишь для удара по католической церкви, все языческо-фашистское и в  то же время монархически-иудейское - очень любопытно это сочетание в данном случае - упрятано под спуд.

Кстати, в понедельник на АПН выйдет интересная статья Александра Кустарева, вкрывающая, так сказать, культурологическую подоплеку успеха "Кода да Винчи".

Шмулевич о "Коде Да Винчи"

Интересная реакция. Когда я прочел книгу, у меня возникло подозрение, что сам Дэн Браун руководствовался возможно теми же мотивами. 

Книга "Святая кровь, святой Грааль" (в первом русском переводе "священная загадка") вышла в свет где-то в начале 1990-х. Какая была реакция Церкви — никакой серьезной. Феминотеизм и неоязычество распространяются в европейском обществе со скоростью реактивного двигателя. Книги типа "Иисус и потерянная богиня", "Евангелие от богини"  ит.д. появляются по десятку ежемесячно. Как со всем этим борется римский католицизм? Да так, лениво и прямо скажем без всякого энтузиазма.

Что заставляет полагать, что задачей Дэна Брауна было массовым успехом своей книги спровоцировать церковь на жесткую и аргументированную отповедь? 

Никто не помнит сюжет этой книги, все держат в памяти лишь центральный для нее рассказ Тибинга об Иисусе, Магдалине и Леонардо да Винчи. Все повторяют неправду, что согласно сюжету убийства в романе совершают представители ордена "Opus Dei".

На самом деле дело обстоит следующим образом:

1. Все убийства осуществляет не Opus Dei и его руководитель о. Арингароса, а оторвавшийся от ордена католический фанатик Сайлас.
2. Руководит им никто иной, как создатель версии о "женатом Иисусе" и главный теоретик всего "дэнобраунизма" в самом романе Льюис Тибинг, в имени и фамилии которого скрыто указание на имена авторов "Священной загадки" Р.Ли и М.Байджента.
3. Орден Opus Dei в конце романа изображен как организация, зацикленная в большей степени на проблемах собственного бюджетирования, а не на борьбе с еретиками. Создается впечатление, что автор именно за это его и осуждает.
4. Наконец, не стоит забывать, что в конце концов герой романа Роберт Лэнгдон не находит никакого Грааля и никакой могилы Марии Магдалины. Его пронизывает какая-то неведомая мысль в тот момент, когда он, следуя "путем Розы", оказывается в Лувре и видит свисающую с его потолка малую пирамиду. Развязка, таким образом, остается открытой.

Уж не знаю, что нам покажет Рон Ховард. Но, полагаю, с Дэном Брауном и всей историей с "Кодом Да Винчи" действительно не все так просто, как кажется на первый взгляд.

Умный Шмулевич, возможно, о чем-то догадался.
 

Бьюкенен о "Коде Да Винчи"

 Патрик, как всегда, прост как сама правда:

"Но то что будут раскуплены все билеты, что фильм получил хвалебные отзывы в прессе, что речь идет о наиболее читаемом бестселлере XXI века, говорит нам о том, что мы живем не просто  в пост-христианскую эру, но и в анти-католической культуре, которая не заслуживает защиты или спасения, поскольку эта культура поистине дьявольская".

http://www.theamericancause.org/

Какой великий человек! Любопытен не сам этот роман (о котором следует говорить отдельно). Да большая часть исторических бестселлеров (как правило, написанных еще хуже, чем "Код Да Винчи") направлены стопроцентно против католицизма, именно против Римской Церкви и христианства в целом.

Вот бы кто все это проанализировал с умом.