magic_garlic (magic_garlic) wrote,
magic_garlic
magic_garlic

Кургинян и перестройка - 2

 Сергей Кургинян в XVII выпуске своей передачи набросился на меня со всей силой своего публицистического темперамента.

Частично речь идет о явном недоразумении. Тема "экономической успешности" Сергея Ервандовича меня совершенно не занимала, и я вообще ее не касался. Так что причем тут "чечевичная похлебка" и все остальное - вопрос к оратору. 

Мысль моя была проста. Перестройка - это не только Горбачев и Яковлев, но это также Лигачев, Рыжков, Прокофьев, Кургинян, Кагарлицкий, Павловский... Все это - деятели "перестройки", также как деятелями ФР были министр Неккер, принц Филлипп Эгалитэ, маркиз Лафайет, Анаксагор Шометт ит.д. То есть не только те победил, но и те кто проиграл. И то что мы называем перестройкой - это был набор альтернатив, как и перестройка 2 - набор альтернатив, и если тогда победила не лучшая альтернатива, то сейчас надо бороться за то чтобы победила не худшая.

Почему перестройка - это не революция - я искренне сказать не понял. Революция - на мой взгляд, это вообще метафора. Управляющая метафора. Создающая у события особый контекст. Назови электоральные волнения "оранжевой революцией", и сразу можно например надеяться на некий эффект воспроизводимости аналогичных волнений в других странах. Назови то же событие переворотом в верхах - и эффект воспроизводимости значительно уменьшится. 

Революция или контрреволюция - это опять же как посмотреть. Яковлев в своих мемуарах называет Октябрь "контрреволюцией", подлинной "революцией", получается, был Февраль. Ну тогда "перестройка" - это возвращение к подлинной революции, то есть к Февралю. Тут многое зависит от ценностной перспективы. Проще говоря, кому что больше нравится.

Ленинское описание "революционной ситуации" на самом деле весьма эвристично - у революции и переворота на самом деле только один критерий различения: в революции нельзя не участвовать. Все включая самых отъявленных охранителей недовольны статус-кво и что-то предпринимают для его изменения. Так было перед Февралем, так было перед горбачевской Перестройкой.

Потом - побеждает одна Альтернатива, отметая все остальные. Возникает вот такое Новое охранительство, которое мимикрирует под ностальгию по статус-кво, но на самом деле представляет одну из неиспользованных Альтернатив. 

И теперь конкретно о Кургиняне.

Ему не нравится аргумент "кем бы он был, если бы не...", которым, надо сказать, он сам же активно пользуется в борьбе с Карагановым и прочими десталинизаторами, "кем бы они были если бы не Советская власть".

Но, я согласен, аргумент сам по себе пошловатый. Однако мысль моя заключалась совсем в ином - я полагал, что у Сергея Ервандовича была некая программа, он называет ее "постиндустриальный коммунизм". Смысл ее заключался в том, чтобы сделать опорой коммунистической идеократии научно-техническую и отчасти гуманитарную интеллигенцию. В итоге "перестройки", конечно, возник отнюдь не "постиндустриальный коммунизм", а "доиндустриальный капитализм", я все понимаю, однако, по моему, нельзя не признать, что "постиндустриальный коммунизм" - это была некая альтернативная идеология все той же Перестройки, только не осуществившаяся. Проигравшая. И я думаю даже Горбачев по психотипу был ближе этой идеологии, чем Брежнев или Андропов. И шансы на частичную реализацию этой идеологии, частичное встраивание ее в горбачевский мейнстрим несомненно были.  

В 1987-88 с ностальгией вспоминали не только хрущевскую "оттепель" или НЭП, но и авангард 1920-х. Не было в то время более раскрученного автора, чем Андрей Платонов. Тогда вновь переоткрыли Филонова, Малевича, Эйзенштейна, Заболоцкого и кстати того же Федорова.

Что мне не нравится во всей истории, так это мода на некий новый сталинистский фундаментализм, абсолютно выдуманный, поскольку ничего подобного в зрелые годы коммунистической идеократии  не было и быть не могло. Никто в те годы не вспоминал о Богданове, Федорове и русском космизме. Никто не представлял научно-техническую интеллигенцию в качестве организованной политической силы, способной как-то оттеснять партократию.  И для того и для другого требовалась известная степень либерализации, довольно ощутимая степень свободы. 

Иначе говоря, нужно было время, открытое для альтернатив, для экспериментов и для творчества. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments