magic_garlic (magic_garlic) wrote,
magic_garlic
magic_garlic

О статье Андрея Ашкерова

Я человек примитивный, изъясняюсь просто, что такое "предельность политического" не ведаю, поэтому основной тезис этой статьи для меня звучит следующим образом: Солженицын - это Башмачкин от политики. 

В некоторой степени это пересекается с фармазоновскими намеками, смысл которых, насколько я могу понять,  в следующем: был бы Солж и в самом деле "политик", стал бы не книжки пописывать, а вступил бы в Медельинский картель, солнцевскую братву и стал бы делать реальные дела (подтекст: в России только они и реальные).

Проще говоря, Солженицын виноват не в том, что он не Сахаров, а в том, что он не Япончик. Если ты не просто "совесть нации", "слеза ребенка" и пр., а конкретный чел, тогда твой путь - не в  "Новый мир" к Твардовскому, а... к конкретным пацанам за конкретными бабками. Солж этого не понял, и пролетел мимо кассы.

Потому то он и "маленький человек", дело не в поклепе на страну,  а в том, что "большому челу" не нужны Иваны Денисовичи, большие сами гнобят их пачками.

Ну в общем дискурс понятен, разница между Ашкеровым и Фармазоном только в том, что один говорит за "всю Одессу", то бишь за весь мир, а другой указывает на российскую специфику.

В принципе оба правы. И оба ошибаются. Ошибаются, что упрямо не хотят видеть в писателе "победителя", настаивая на его поражении. Между тем, никто не видит его фундаментальных побед, просто не замечая их. Например, отношение к Февралю. Ясно, что без "Красного колеса" отношение к "февралистам" в перестроечной России было бы совершенно иным. Огромнейшая победа для писателя и историка.

Далее. Отношение к еврейскому вопросу. Солженицын просто "курировал" этот вопрос на протяжении 30 лет. Фактически он его "открыл" в соловецкой главе  "Архипелага", он же и "закрыл" в "200 годах вместе". После этой книги разговоры о еврейском участии в революции утратили всякую остроту скандальности. Дискуссия прекратилась сама собой.

Отношение к либерализму. Отношение к имперской политике царизма. Практически все тезисы публицистики Солженицына тут же обретали статус чего-то самодостоверного (кстати, зачастую совершенно напрасно).

Башмачкин, меняющий страну и мир, - это уже, как минимум, Поприщин либо Ракольников либо, того и гляди, сам Николай Ставрогин. 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments