April 4th, 2013

Наталья Войкова о матримониальном аспекте российско-американских отношений

Международные браки, браки, связанные с эмиграцией, аристократические и политические союзы всегда влияли на мировые процессы. Знали ли американские солдаты, возвращаясь домой с азиатскими женами, что превращают американскую корейскую общину США из невидимого меньшинства в самую многочисленную в мире?

Случайным ли был брак Кристины Онассис с неприметным сотрудником советского Минморфлота? Как правильнее задать вопрос: «какими качествами должна обладать иностранная супруга, чтобы влиять на какие-то решения своего избранника» или «какими качествами должен обладать муж, чтобы выбрать иностранную супругу»?

Существует феномен, который специалисты, вдумчиво изучающие Восток, окрестили «дворцовым матриархатом в знойных широтах». Эта тенденция родилась 20 июля 1960 года на Цейлоне.

В то время как в Европе феминистки вели бурные кампании за равные права с мужчинами, в государстве, именуемом теперь Шри-Ланкой, появилась первая в мире женщина премьер-министр. Домохозяйка Сиримаво Бандаранаике после убийства мужа – Соломона Бандаранаике, возглавлявшего правительство, стала председателем Партии свободы Шри-Ланки, победила на выборах и заняла пост премьера.

Во вдовьем трауре стала президентом Филиппин и Корасон Акино, жена убитого в 1983 году лидера оппозиции. А итальянка Соня Маина – супруга Раджива Ганди – после трагической гибели мужа стала председателем партии Индийский национальный конгресс. По древним индуистским традициям, муж и жена – одно целое.

Политологи склонны видеть причину феномена в традиционной восточной преданности женщины. Востоковеды объясняют эти процессы недооцененной пассионарностью восточной женщины.

А есть ли феномен американской жены? Ведь по наличию деловых качеств и независимости в современном мире ей нет равных.

См. далее: http://www.terra-america.ru/chujie-joni.aspx