February 7th, 2013

Господа, к нам едет Том Донилон!

Оригинал взят у dealetant_68 в Господа, к нам едет Том Донилон!
На Terra America - о предстоящем визите помощника президента США по национальной безопасности в Москву.
И вообще, что такое эта должность? Кто Донилон в команде 44-го президента?

ДонилонНеудивительно, что после романтической, но весьма безрезультатной перезагрузки лидерам России и США необходимо взять паузу. Заполнить ее взялись вице-президент Джо Байден и помощник президента по национальной безопасности Том Донилон, причем значительную часть этой миссии предстоит выполнить именно Донилону. Этот человек занимает ключевой пост в администрации, он все время отчасти в тени и все время на острие. Более того, ему не впервой заполнять паузу, взятую Владимиром Путиным и Бараком Обамой. Однако, очевидно, что сейчас ему предстоит решать куда более сложную и ответственную задачу.

Читать полностью на портале Terra America.




Колонка о покойном Скокове

В начале этой недели в своей квартире при не выясненны до конц обстоятельствах скончался от сердечного приступа один из самых загадочных героев бурной эпохи 1990-х, первый секретарь Совета Безопасности РФ Юрий Скоков. Покойный унес с собой в могилу много самых настоящих загадок: действительно ли он, как утверждают некоторые аналитики, был тайным вождем так называемой русской партии, которой сознательно мостили дорогу своими реформами некоторые члены гайдаровской команды? Действительно ли этот человек рассматривался многими влиятельными элитами новой России как вероятная альтернатива даже не Гайдару, а самому Ельцину? В этом, во всяком случае, уверяет нас в цикле своих передач о реформаторах 1990-х Сергей Кургинян, и у нас нет сегодня никакой возможности ни подтвердить, ни опровергнуть его смелые гипотезы.

Покойный был весьма немногословен. Интересно, кстати, было бы составить перечень самых молчаливых политиков и общественных деятелей России. На первое место, могу ручаться, вышел бы бывший губернатор Чукотки Роман Абрамович, который, кажется, не произнес ни одного слова в теле- и радиоэфире. Но Скоков, несомненно, попал бы в первую десятку вместе с Александром Волошиным, Валентином Юмашевым, Игорем Сечиным, Михаилом Барсуковым, Олегом Сосковцом. Сегодня, правда, молчат представители всех политических течений. В начале 1990-х молчали в основном силовики и их хозяйственные партнеры — «красные директора». Говорили в основном те, кто называл себя демократом и либералом. Изумлению не было предела, когда заговорил своим — и несколько отличным от «либерального» — языком Верховный Совет РФ, а вслед за ним и Конституционный суд. Совсем уж чудовищным показался либералам тот факт, что одним из самых говорливых оказался человек, которому говорить предписывало название его должности, а именно спикер Верховного Совета.

Скоков тем не менее предпочитал молчать, вероятно, не чувствуя призвания к публичному говорению. Он практически промолчал и всю избирательную кампанию руководимого им Конгресса русских общин, хотя в 1995 году с победой этого блока многие связывали самые большие перспективы. Причем особую надежду вселяло лидерство Скокова в этом объединении. Скоков как бы олицетворял то, что сегодня так не хватает России, а именно надежду на победу влиятельного индустриального лобби, той силы, которая будет бороться за сохранение и развитие в стране остатков тяжелой и легкой промышленности. Не нужно было быть глубоким экономистом, чтобы понять: рыночные реформы объективно ведут к одностороннему преобладанию в отечественном хозяйстве сырьевого сектора. И как бы впоследствии сырьевики не ссорились с так называемыми младореформаторами, было понятно, что всё это не более чем семейный конфликт. Ибо и тех и других объединяла общая победа — их совместный триумф над «проклятым» и «забытым» в окопах 1995-го индустриальным лобби.



Читайте далее http://izvestia.ru/news/544567#ixzz2KEjWCJ1j