October 31st, 2012

Два отклика

Как людям жить хорошо и ничего не надо делать. 


1. какую же бессвязную муть боря пишет в известиях. какие-то аутичные выдумки. миронов, де, мог бы чего-то там возглавить, "перехватить", какое-то "декабря..."... в одном предложении он пишет, что в россии нет партийной политики, в следущем вдруг начинает выдумать миронову какую-то роль, как если бы была партийная политика. рисует какие-то "коридоры возможностей" для миронова. смешно. когда последовательно абсолютно все получили пизды прямо в лоб. сначала умеренные националисты (в прошлом - борины друзья), потом миронов (который, кстати, ведет себя довольно мужественно,молчит хотя бы - и не открещивается публично от пономарева и гудкова), потом прохоров (с проектом направить либеральный электорат в умеренное русло). Никому. Ничего. Не дадут тут сделать. Так на хрен выдумывать про какого-то гучкова-маклакова... 

2. В "Известиях" он пишет какие то фантастические вещи о том, что "обе стороны обессилены"(власть и болото) и что у "СР" еще есть шансы стать "третьей силой". Но это просто не соответствует действительности. Есть наступрающая, крепкая, железная власть Владимира Путина, которая восстановит централизованное Российское государство. А придумки про "третью силу"- это попытка спасти болото.
Крепнущая власть Президента Путина нуждается в духовной опоре- Русской Православной Церкви. Социальное партнерство сильных государства и Церкви, Патриарха Кирилла и Владимира Путина- вот в этом спасение России

Освобождение от секулярных самоочевидностей - Terra America

Спор американских идеологий для русских вроде бы совсем чужой спор. Нам чужда идеологическая жесткость обеих сторон. Нам непонятно, почему противники государственного регулирования в Америке одновременно столь глухи к экологической проблематике. В России экология внепартийна, в Америке она определенно окрашена синим цветом, цветом Демократической партии.

Нам непонятно, чем объясняется острота спора вокруг теории эволюции. У нас церковники почему-то не имеют привычки полемизировать с Дарвином и его новейшими последователями, у них совсем другие антипатии и страхи. А просвещенным верующим все давно объяснил Владимир Соловьев, который в XIX веке рассказал о синтезе религии и положительной науки, то есть о том, что Дарвин и Библия вполне могут ужиться друг с другом. Русскую церковь менее всего осложнил этот тезис автора «Чтений о Богочеловечестве». Православных ортодоксов гораздо больше беспокоили симпатии Соловьева папизму. 
 
Освобождение от секулярных самоочевидностей - Terra America