May 23rd, 2012

Первый раунд культурных войн

OPENSPACE.RU
мнение
Мединский в интерьере. Позитивность фашизмаМединский в интерьере. Позитивность фашизма

Чем опасен новый министр культуры Владимир Мединский, автор книг о хороших русских, объясняет АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ

Дальше ›


Сашу что-то заносит, заносит крепко. "Креативному классу" в его лице дали одно занятие - других занятий пока не дали - бороться с Мединским. Вот нет других проблем ни с правительством, ни с администрацией, кроме министра, вся вина которого состоит в том, что он не верит в русское пьянство.

Ну может быть зря не верит, может быть выдает желаемое за действительное. Я, разумеется, никогда ничего его не читал, но теперь я обязательно обложусь книгами Владимира Ростиславовича и буду читать исключительно его.

Вообще, Морозов умный аналитик, совсем не глупый человек. Но гуляние по бульварам даром не проходит, его стилистика стала точь точь пропагандонская, только противоположной пропагандонам партии. 

Прощание с креативным классом

Непосредственным поводом для начала обсуждения темы «креативного класса» на сайте Terra America послужила заметка одного известного отечественного социолога, опубликованная в конце прошлого года в газете «Ведомости». Социолог утверждал, что существуют как минимум четыре России. Последняя представляет собой нерусских жителей национальных республик, и она вполне лояльна Путину. Россия-3 – это аграрная Россия, голосующая частично за Путина, частично за Зюганова. Россия-2 – это рудимент советской эпохи, индустриальная Россия, живущая за счет госзаказа и всецело преданная Путину. Наконец, имеется еще и столичная Россия-1, Россия «креативного класса», ориентированная на Европу и готовая голосовать за Прохорова.

Главная идея автора состояла в том, что Россию-2 следует либеральными экономическими преобразованиями свести к минимуму, тем самым количественно увеличив сегмент России-3 и России-1. Если России-1 в России станет больше, можно, согласно автору, подумать и о подлинной политической реформе, и о продвижении в Европу.

Помимо чисто морального аспекта у нас возник один абсолютно экономический вопрос к этой концепции в части ее рекомендаций: а на что будет существовать эта численно увеличившаяся Россия-1, причем увеличившаяся до такой степени, чтобы стать электоральным фактором? Проще говоря, как «креативные люди» будут зарабатывать себе на жизнь в аграрно-сырьевой стране с полностью разрушенной промышленностью? Неужели им позволит выжить глобальный рынок информационных технологий, особенно после неизбежной рецессии, которую несет с собой вторая волна кризиса? 

Чтобы ответить себе на этот вопрос, мы и обратились к авторитетным социологам, чтобы они оценили саму теорию «креативного класса» и  социальные перспективы его представителей.

Перспективы у него, как выяснилось, самые не радужные. «"Новые компании" типологически не предоставляют гарантии занятости, — сказала нам профессор Мичиганского  университета Барбара Андерсон. — Ведь многое в этой сфере, в частности, сфера исследований и разработок, начинает приносить экономическую прибыль только в среднесрочной и долгосрочной перспективе.» «"Креативный класс" Роберта Флориды можно смело назвать главным препятствием на пути создания «города мастеров» для всех, — вторил ей профессор Колумбийского университета Питер Маркузе. — И не о правах этого класса мы говорим, говоря о праве на город созидателей. Потому что на самом деле эти "креативные" часто и не дают реализовать это право большинству людей.»

Итак, выходит, что термин «креативный класс» может быть приложим только к небольшой и очень узкой группе людей, востребованной на рынке интеллектуальных услуг. Конечно, хорошо, что этим людям повезло, осуждать их за это глупо, но какую-либо перспективу модернизации именно с ними связывать нельзя.

Разумеется, приятно чувствовать себя приобщенным к «креативному классу». Во-первых, всегда приятно зарабатывать хорошие деньги. Во-вторых, не менее симпатично сознавать, что хорошие деньги ты получаешь за счет каких-то особых творческих способностей, а не потому что выполняешь те действия, которые может выполнять любой на твоем месте. 

И весь это набор приятных эмоций делает «креативных» крайне популярной и востребованной категорией, как раньше был востребован «эффективный менеджер», а еще ранньше — «потомственный интеллигент». Между тем если посмотрим вместе с нашими американскими авторами на это явление реально, то мы убедимся, что подъем «креативного класса» — продукт двух процессов: распространения информационных технологий и господства спекулятивного капитала. Оглянитесь вокруг себя и убедитесь, что благополучие почти каждого нашего «креативного соотечественника» — почти всегда продукт спекулятивного вздутия какого-то реального или мнимого капитала.

Само по себе это не хорошо и не плохо, капитализация, в том числе и спекулятивная,  – это законная часть современной рыночной экономики, да и всей нынешней социальной и политической ярмарки, оперирующий чувствами, желаниями и соблазнами. Но только если в стране ничего не будет производиться кроме нефти, пшеницы и водки, что, простите, будет делать этот самый «креативный класс»? Боюсь, что в случае гибели России-2 Россия-1 мигом превратится в Россию-3, если, не дай Господи, не в Россию-4. Так что пора бы нам уже начать создавать (не уничтожая Россию-2) Россию-5 — Россию национального среднего бизнеса, связанного с материальным производством, в развитии и продвижении которой наш «креативный класс» может найти свое законное дело.

Но в общем мы уже слишком много посвятили на нашем сайте места «креативному классу», и разговор об этом феномене следует признать официально законченным. Но в заключение, ради красного словца, не могу не перефразировать поэта: «Быть креативным некрасиво. Не это поднимает ввысь…».

Убил

Если меритократический дворянин Б.Межуева имеет ввиду под пропагандонами партии также и себя, то не ясно, о чем он тоскует, читая Морозова. А если он считает, что его-то созерцание бульваров (предположим, по телевизору) возвысило над пропагандонской стилистикой - то налицо опасное заблуждение.