May 16th, 2012

Сегодня на Terra America

Учитель Ричарда Флориды о теории своего ученика

Небольшой отклик профессора урбанистики Колумбийского университета Питера Маркузе (родился в 1928 году) на книгу Ричарда Флориды «Подъем креативного класса» интересен тем, что он представляет собой мнение учителя о своем ученике. Конечно, соблазнительно выводить концепцию Флориды из идей специалиста по развитию городской среды Питера Маркузе и опосредованно – из социокультурных воззрений его знаменитого отца, автора книг «Эрос и цивилизация» и «Одномерный человек», философа Герберта Маркузе, однако, мы видим, что эта филиация взглядов не совсем верна. Питера Маркузе явно раздражает элитизм Флориды, его готовность взять под защиту один только класс высокооплачиваемых работников интеллектуального труда, которому приписываются какие-то особые творческие способности и некая историческая миссия, обусловленная в том числе его специфическими эстетическими пристрастиями.

В каких бы духовных дебрях ни блуждал Маркузе-старший, суть его концепции состояла в экономической избыточности капитализма, строящегося на системном неравенстве людей. Человечество накопило достаточное количество материальных возможностей сделать всех людей сытыми и обеспеченными, и существование этого строя объясняется, по мнению философа, некими внеэкономическими факторами. Маркузе-младший справедливо усматривает в теории своего ученика по Колумбийскому университету обоснование нового неравенства, только обусловленного якобы неодинаковыми способностями людей. Весь этот хорошо знакомый нашим согражданам тип рассуждения, как правильно подчеркивает Маркузе, сколь «завлекателен», столь и «бесперспективен».

"Последний розенкрейцер" - окончание

Линдон Ларуш и его российские последователи

От редакции. Кирилл Бенедиктов и Михаил Диунов завершают свое интеллектуальное расследование деятельности одного из самых загадочных политиков США и современного Запада в целом – бизнесмена и экономиста Линдона Ларуша. В первой части речь шла по преимуществу о роли Ларуша в создании программы СОИ. Во второй части их исследования делалась попытка реконструировать то, что можно было бы назвать «философией истории» Ларуша. Сюжетом финальной части исследования стала рецепция ларушизма в постсоветской России.

Немного оттеняя общую положительную оценку авторами работы влияния ларушизма на российскую общественно-политическую жизнь, хотелось бы отметить, что масштабные индустриальные проекты, привлекательные сами по себе, часто служат оправданием тривиального казнокрадства. Вопрос с воссозданием «большого государства» в России и состоит, собственно говоря, в том, как не допустить превращения, безусловно, правильных лозунгов индустриального обновления страны в средство для кормления бюрократии.

Снова Кургинян

Сергей Ервандович набросился на меня в очередном своем телеспиче "Смысл игры".

Смысл этой игры в том, что я будто не понимаю: за Медведевым страшный либеральный клан, который вот вот набросится на Путина и его уничтожит.

Мне стало обидно не столько за себя, сколько за Дмитрия Якушева, которого Кургинян поносит еще больше, чем меня, и все за то, что он ожидал на основании в том числе публичной активности Сергея Ервандовича совсем друого правительства, точнее совсем другого премьера.

Из нападок Кургиняна на Якушева я понял, что никакой реальной политической задачи перед ним и его движением не стояло. Задача была в том, чтобы заполнить "нишу" (так прямо и говорится), которую освободит Зюганов со своим КПРФ, когда они двинутся вместе с Удальцовым в сторону того что метафорически называется "Болотной площадью".