February 10th, 2012

Кирилл Бенедиктов об управлении "Большой Нефтью"

Цены на энергоносители как продукт политических договоренностей



При обсуждении этой сверхдержавной стратегии эксперты и в России и за рубежом обычно обращают внимание на давление, которое оказывает экспортер сырья на импортера, однако, может быть не менее важную роль играет способность каждой стороны к заключению негласных политических сделок, о содержании которых общественность может узнать лишь задним числом и в очень редких случаях. В этом смысле книга Питера Швейцера стала политической сенсацией именно по причине того, что она пролила свет на то, о чем обычно не говорят вслух люди, реально причастные к управлению Большой Нефтью. И, конечно, российскому читателю было бы весьма любопытно узнать о том, что происходило за кулисами глобальной политики в «нулевые годы», когда рост цен на энергоносители вывел Россию из долговой ямы, а затем позволил ей более менее благополучно пройти через финансовый кризис 2008-2009 годов.

Будем надеяться, когда-нибудь такая книга все же будет написана.

Тот самый Петер Швейцер

Автор бестселлера «Победа» считает Россию частью мировой нефтяной олигархии

От редакции. Terra America подготовила серию материалов, затрагивающую содержание книги научного сотрудника Института Гувера Петера Швейцера «Победа: тайная стратегия администрации Рейгана, ускорившая крах Советского Союза». В этой работе он объяснял развал СССР не внутренними причинами, а, в первую очередь, сознательным обвалом Америкой цен на нефть.  Вначале мы заинтересовались гипотезой Швейцера просто как любопытной концепцией, объясняющей развал Советского Союза. Но впоследствии мы задались вопросом, не проливает ли скандальный бестселлер 1994 года некий свет на политические механизмы регулирования нефтяных цен.  Этот сюжет развивает в своей новой статье «Кто управляет Большой Нефтью» редактор отдела интеллектуальных расследований портала Terra America Кирилл Бенедиктов. Наши корреспонденты решили обсудить современную политику нефтяных и газовых цен и задали вопрос об этом самому Петеру Швейцеру, который любезно согласился на них ответить.