January 1st, 2012

Наталья Зубаревич

Эта женщина стоит десятерых Гонтмахеров.

 Если нет, именно жители промышленных городов станут главным мотором протеста с требованием работы и зарплаты, что усилит давление на власть с целью принятия популистских решений. Многие из еле живых предприятий давно пора закрывать из-за неэффективности и убыточности, но этого не было сделано в кризис и, скорее всего, не будет сделано и при повторном шоке. Как показал 2009 год, власти осознают опасность протеста «второй России», знают, как его погасить.
http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1467059/chetyre_rossii#ixzz1i5AXIsIj

Я думаю, быть ей рано или поздно премьер-министром очередного либерального правительства.

Что хочет сказать г-жа Зубаревич? Хочет сказать она следующее.

Существуют четыре России.
 
Уже фактически постиндустриальная Россия крупных городов. Условная Москва, потихоньку прирастаемая Пермью.

Индустриальная Россия средних городов, живущая наследием советской индустриализации. По ней кризис ударит больнее всего. Это условный Нижний Тагил.

Аграрная Россия, надломанная советской индустриализацией, но сегодня как ни странно ностальгирующая по СССР. Это в значительной мере избиратель КПРФ.

Наконец, 6 % нерусской России, живущей исключительно дотациями и голосующей за партию власти. 

Путин потерял Москву и пытается сплотить союз Чечни и Нижнего Тагила. Дело это бесперспективное, поскольку Нижний Тагил естественным образом умирает, и главная ошибка власти в 2009 году состояла в том, что ему не дали спокойно умереть. Тогда бы, вероятно, часть населения спокойно перемерла от голода, а другая часть населения влилась бы в океан бунтующих хипстеров. Тогда бы прозападные 21% крупных мегаполисов пополнилась бы сумевшими убежать от голодной смерти 18% молодыми горожанами из средней России. В таком случае образовался бы численный перевес проазападного модернизированного городского населения над отсталым крестьянским. Вот тогда бы мы и перешли бы легко к парламентской демократии и другим западным штучкам. А пока недобитый Нижний Тагил сковывает нас по рукам и по ногам. 

Я только одно не могу понять в этой удивительной социологии, почему бунтующий хипстер - это нужный человечеству производитель, а какой-нибудь строитель из Нижневартовска - это паразит на теле хипстера. Нет ли в самой этой макросоциолоии какого-то явного запаха серы?