December 3rd, 2005

Пятница

Вчера был откровенно дурной день. Утром барахлил Интернет, и мне пришлось вывешивать текст из Института вечером. Потом у меня украли мобильный телефон. Днем я на пятнадцать минут забежал на нон-фикшн, чтобы занести Космополис и ничего толком не успел приобрести. Потом от влиятельного лица я услышал новость, что "Родину" восстановили, а потом оказалось, что новость ложная. И наоборот "Родину" сняли.

А потом почитал ЖЖ Малера, где он сообщил, что больше не будет публиковаться в АПН, ибо не хочет быть прикрытием оранжевой революции. Стало скучно. Нужен последний текст о Галковском, который позволит нам вежливо проститься с Дмитрием Евгеньевичем, чтобы обсудить какую-нибудь новую, столь же увлекательную тему. А то "работа мозга" в последние месяцы как-то образом застопорилась.

Статья про эсхатологию Вл. Соловьева

Написал статью для Эсхатологического сборника, который готовится Митей Андреевым. Вот небольшой отрывок:

" Соловьев в поздний период своего творчества разрабатывает две альтернативных эсхатологии, вероятность реализации каждой из которых была обусловлена тем или иным разворотом современных Соловьеву исторических событий (и не в малой степени — сознанием близости собственной смерти и невозможности реализации — именно по этой причине — творческих замыслов последних лет). То, что исследователи называют «переломом» позднего Соловьева, связанным с его разочарованием в европейском прогрессе, представляет собой ничто иное, как предпочтение (и к концу жизни, вероятно, окончательное) одного из двух сценариев «конца истории». И принципиально важно для понимания позднего Соловьева, что каждый из этих альтернативных сценариев включал в себя появление на исторической сцене фигуры антихриста и прельщение большей части христиан антихристовым соблазном. И (условно) «оптимистическая», и «пессимистическая» версии «конца истории», согласно позднему Соловьеву, предполагали соучастие людей в грядущей победе над антихристом, обе связывали грядущее наступление Царства Божия на земле с этой победой. В чем же тогда заключалось расхождение «оптимистического» и «пессимистического» сценариев, и почему Соловьев, как мы предполагаем под влиянием совершившейся с ним «перемены в душевном настроении», предпочел, в конце концов, последний первому? На эти вопросы мы и попытаемся ответить в настоящей статье."

Голованов

А вот это, Михаил, зря. Очень зря. Едва ли после таких слов я лично смогу продолжать принимать участие в мероприятиях Консервативного Совещания. Равно как и в других аналогичных собраниях правого крыла. Я надеялся, что лоялисты не перейдут определенной границы, отдавая себе отчет в том, что никакого национал-оранжизма на самом деле не существует. Существует попытка выстроить оппозиционный патриотический дискурс в ситуации, когда АП скупает накорню все и вся. Что не скуплено было за 1990-е западными фондами. История с "правым маршем" видать ничему наших патриотов не научила. Не могу только понять Михаила, если он такой принципиальный противник ИНС, почему он просил оргпомощи Белковского на прошлой Ассамблее, почему просил меня разместить рекламу этой Ассамблеи на АПН. Какое право после этого он имеет нас публично оскорблять? Зная, что даже размещение подобной информации связано было для меня с некоторыми сложностями, так скажем, личного порядка.

Некрасиво, Миша, очень некрасиво.