?

Log in

No account? Create an account

Хроника одной революции - Day

Friday, November 11, 2005

10:31AM - "Лезвие бритвы"—1

Удосужился наконец прочитать два романа Ивана Ефремова «Час Быка» и «Лезвие бритвы». Последний читал почти три месяца по пять страниц в день. По-моему, ничего более скучного придумать невозможно. Великий русский фантаст был на редкость слабым писателем. Тем не менее, примечательно, что именно Ефремов во многом стоит у истоков отечественного нео-, пара- и крипто-марксизма, который является основой значительного сегмента как современной отечественной литературы, так и общественной мысли. Стоит зайти на сайт, посвященный творчеству Ефремова, чтобы убедиться в культовой роли произведений Ефремова для новых российских социалистов.

 

О том что Стругацкие уже в ранних своих произведениях попытались бороться с идеями и литературными приемами Ефремова, говорится много и часто. Обычно разногласия между этими двумя важнейшими литературными проектами советской фантастики сводят к чисто художественным нюансам? Стругацкие принципиально отказались описывать обитателей Мира коммунистического будущего в виде неких сверхлюдей, обладающих определенными сверхвозможностями и практически лишенных недостатков. Вместо этого они изобразили жителей Мира Полдня как своих коллег по советскому НИИ или же писательскому цеху.

 

Однако этот художественный нюанс скрывает, очевидным образом, более важное философское, даже метафизическое, различие двух писателей, имеющее прямое отношение к тому, что ранее мы назвали «Последней тайной Стругацких». Это различие наглядным образом проявляется в сравнении двух произведений: «Лезвия бритвы» Ефремова и «Бессильных мира сего» С.Витицкого (Б.Н. Стругацкого). Едва ли кто из читателей до конца понял, о чем все-таки написаны «Бессильные», если он не догадался, что главная цель этого произведения — в очередной раз и уже окончательно расквитаться с Ефремовым. Человеком, во многом уступавшим Стругацким как писатель, но значительно превосходившим их во влиянии на умы российской молодежи (всех нынешних поклонников братьев никак нельзя назвать их последователями, тогда как с Ефремовым дело обстоит иначе).

 

Во-первых, в «Лезвии бритвы» мы обнаруживаем истоки некоторых сюжетов повестей Стругацких. В частности, одной из наиболее значительных — «Хищные вещи века». Один из героев романа говорит следующее: «Есть вещи, которыми нельзя заниматься, пока не будет лучше устроено общество на всей нашей планете и ученым следует думать об этом. Меня тревожит, например, не слишком ли много кое-где развлекаются с энцефалограммами и с лазерами…» Далее он объясняет, что его беспокоит: «А то, что ряд физиологических лабораторий занят усиленным изучением прямого воздействия на определенные участки мозга. Вызывают ощущения страха или счастья, полного удовлетворения — эйфории. Пока у крыс и кошек, но мостик то ведь узок». Несложно заметить в этой цитате — в сжатом виде изложено все идейное содержание ХВВ. Важно, однако, другое — именно выделенная мною жирным часть реплики героя «пока не будет лучше устроено общество на всей нашей планете». Иначе говоря, воздействие на «участки мозги» с целью добиться состояния эйфории угрожает лишь «невоспитанным» обитателям современного мира — людям будущего оно ничуть не угрожает. У Стругацких уже в ХВВ новый психоволновой наркотик «слэг» описывается как явление, содержащее в себе потенциальную угрозу не только для разлагающегося капиталистического, но и для восходящего коммунистического мира (кстати говоря, именно этот еретический момент «внеклассовой опасности» контркультуры и уловил чутким ухом Яковлев в своем «доносе» на Стругацких, который я постараюсь позднее здесь перепечатать).

 

Во-вторых, не исключено, что фамилия героя «Бессильных» есть прямая отсылка к «Лезвию бритвы», к тому фрагменту, где выясняется причина возникновения в Индии страшного обычая самосожжения вдов — «сати». Ефремов устами своего персонажа говорит о произошедшей интерполяции: «Там, где в Ведах сказано было, что на похоронах мужа, жена должна идти во главе, впереди «агре», он изменил на «Агни» — «огонь!». Итак, Агре — это «впереди». Почему Витицкому было столь важно обратить внимание «проницательных читателей» его повести на эту фразу из «Лезвия бритвы» мы скажем впоследствии.

Previous day (Calendar) Next day