October 14th, 2005

Режим

Трудно понять, почему путинский режим дает сбой. Оппозиции нет. Казна полна денег. Опасность "оранжевой революции" потонула в водах Мексиканского залива. Россию никто уже не выгоняет ни из "восьмерки", ни откуда. Ходорковский осужден и этапирован. Дума схвачена. РСПП амортизирован. Лужков сегодня завтра покинет мэрский пост и политику вообще.

И, тем не менее, в воздухе — какой-то сладковатый привукс гниения (как писал Бердяев о преддверии революции - "будто вкус горького миндаля"). Прежде всего удивляет странная аффектация среди политизированной молодежи. В 1990-е я немного общался с левой молодежью, работая в МГПУ на соц. факультете. Это была глубочайшая периферия российской политики. Этих людей почти никто не воспринимал всерьез. Сегодня всем известные персонажи молодежных тусовок - герои столичной прессы и кумиры продвинутого студенчества.

На всех уровнях управления происходит какой-то системный сбой. Зачем стабильной, в общем уверенной в себе власти это шутовство с Общественной палатой? Очевидно,что происходящее имеет много уровней рассмотрения. Но один из них — это вопрос социальный. У нашей право-либеральной власти был один очень специфический культурный фундамент — это столь популярный в моем поколении "яппизм". Культура молодых продвинутых городских профессионалов. От банковских служащих до системных администраторов. На этом "яппизме" с лицом Киренко и Путина в 1999 г. в Думу буквально ворвался СПС - его относительному успеху не помешал даже дефолт. Междометия "wow" и "супер" затмили все дефолты.

И вдруг что-то произошло. Как будто прекратила свою работу машинка, заведенная еще в 1992 г. Гайдаром. То ли пряников уже стало очевидным образом не хватать на всех, то ли левая волна начала все-таки докатываться до наших пенатов. То ли люди интеллектуального руда осознали, что им нет необходимости или же возможности "перквалифицироваться в управдомы", чтобы обеспечивать себе пропитание. И после одного сегодняшнего мероприятия у меня возникло ощущение, что вне зависимости от политической ориентации этот "антияппизм" и станет симоволической кодой "новой русской революции". И власть, понимая это, судорожно ищет новый символический язык, адекватный этому системному сдвигу. И поэтому Маша Гайдар идет в Думу вместо того, чтобы стать в свои 20 с лишним лет вице-президентом какого-нибудь банка.