September 4th, 2005

Раскол КС

Консервативное совещание окончательно и бесповоротно раскололось: это обстоятельство необходимо признать. Хуже всего даже не то, что оно раскололось - раскол какой-либо организации — всегда повод о ней поговорить и в этом смысле иногда даже может сослужить ей неплохую службу, в плане раскрутки и т.д. Хуже то, что стороны даже не потрудились придать своим разногласиям какой-то идейный или политический смысл.

Точнее, это сделал всего лишь один вышедший из КС человек — Александр Елисеев. Все остальные жаловались на то, что КС не так называется, не теми руководится, или что какие-то его члены ходят в АП отдельно от других. Теперь вот некоторые участники попытались придать расколу какую-то идейную составляющую:
http://www.livejournal.com/users/arkadiy_maler/
Но лучше бы они этого не делали. Одного коллегу назвали "христопродавцем" за то, что он посмел усомниться в том, что за оградой церкви и в душах прихожан все обстоит благополучно.

Надоело все это. Я ни в какую АП никогда ходить и не собирался и спокойно относился к тому, что кто-то ходит туда в одиночку или по парам. Но даже не находясь в центре движения, я исходил из приниципиальной недопустимости открывать с каким-либо из предполагаемых единомышленников полемику в таком тоне, в каком это позволяют себе между собой другие члены КС. Люди, проповедующие национальную солидарность, не способны обеспечить минимальную степень сплоченности в своих собственных рядах или хотя бы придать неизбежным в любом деле сварам мало мальски благообразный вид.

В общем, если вся эта "грызня" в течение недели не завершится, карты нужно будет тусовать по новой.

"Поиск предназначения"

Михаил Денисов о нашем с ним разговоре на сайте "Товарищ":
Один хороший человек (я его назову, если он сам захочет) задал вопрос: а как вы (несколько человек собеседников) оцениваете творчество Аркадия и Бориса по отдельности по сравнению с совместным? Я дал определенный ответ: по-моему, у обоих по отдельности получалось значительно хуже, чем вместе, и притом примерно одинаково плохо. Но этот человек с этим совершенно не согласен – он считает, что Аркадий писал очень плохо, а Борис, наоборот, очень хорошо, практически на одном уровне с их совместным творчеством. При этом он ругает Бориса за «проэлитное» мировоззрение. По его мнению, Борис Стругацкий верит в заговор начальников против всего остального населения в общем-то во всех странах и в целом одобряет этот заговор, особенно «болея» за спецслужбы. А Аркадий, мол, был хорошим человеком, которого все любили, но Борис намного проницательнее и талантливее. А благодаря Аркадию произведения братьев не получались человеконенавистническими.

Автор с этой интерпретацией не согласен, ПП, кажется ему произведением скучным и не фантастическим. Мне кажется, в кругу любителей фантастики сложилось очень спецфическое представление о канонах жанра. Так вот, в этом жанре человек должен преодолевать волю "богов", а не "боги" ломать человека. Как пишет Денисов, "фантастика – это повествование о том, как человек ломает планы «богов», а не исполняет их".

ПП - на самом деле, чрезвычайно удачное произведение. Удачное в художественном смысле. Здесь очень органичен переход интеллигентски-диссидентского бытописания в лихо закрученный фантастический детектив. Есть несколько сюжетных натяжек, которые выглядят довольно неуклюже. Но в целом очень неплохо.

Идеология же ПП, разумеется, гнусна и отвратительна. Просто тошнотворна. Автор, видимо, решил излить свою желчь на демдвижение и Ельцина, а заодно и на русский народ в целом, представив его лишь орудием для некоего высокого дела, смысл которого триумфаторы 1991 года даже и не понимали. Не суть важно, какое это дело — ясно, что оно находится за пределами понимания действующих лиц на российской сцене.

Я лично рассматривал эту повесть как полный отход БНС от идеи "стражей", которой, возможно, при всех издержках оставался верным АНС. То есть при жизни Аркадия в творчестве АБС еще превалировала идея, что некие "сверхлюди" (при любой интерпретации того, кем они являются) как бы предохраняют остальных людей от некой "пропасти", которая угрожает как тем, так и другим. У БНС от этой идеи не остается и следов: не "сверхлюди" живут ради простых людей, а простые люди — средство для производства "сверхчеловеков", как бы трамплин для "вертикального прогресса". Ибо даже в ВГВ есть намеки на то, что "людены" от чего-то предохраняют Землю (а в "Беспокойстве", собственно, и показано от чего). Но у Витицкого четко и ясно показано, что предназначение людей — служить целям некоей высшей расы.

Разница между ПП и "Бессильными" состоит в том, что в первом романе указывается на то, что Россия (наш мир) пока еще - временно - нужен этой "сверхрасе" для какой-то сугубо второстепенной цели, но уже на подходе искусственные клоны, которые могут спокойно заменить нас всех в этом качестве. Во втором романе показано, что с Россией (отвратительной и гнусной страной) сделать вообще ничего нельзя - все усилия как-то на нее повлиять - идут прахом. Красногоровы к власти не прорываются. А та самая вторая "опасность", от которой сверхлюди некогда предостерегали землян, уже на подходе. Поэтому нужно собирать своих и быстро уматывать.

Что касается этой самой "опасности", то после чтения "Лезвия бритвы" у меня не остается уже почти никаких сомнений, что речь идет о коммунизме в духе Ефремова - с его антииудаистическими и тантро-феминистическими мотивами. Поэтому это ясно как день.