?

Log in

No account? Create an account

Хроника одной революции - Day

Friday, June 10, 2005

11:32PM - "Гадкие лебеди - 3"

Внимательный читатель "Улитки" и "Беспокойства" должен был заметить, что в Лесу помимо женщин-подруг и простодушных жителей деревни действует еще и некая "третья сила". Свободная от, казалось бы абсолютной, власти женщин и даже противостоящая ей.

О ее существовании пробалтывается мать Навы при встрече с Атосом в "Беспокойстве": "Есть, однако, воры. Вероятно, это самая опасная ошибка, но их становится все меньше..."

Одна из женщин задает вопрос Атосу-Кандиду, "защищен" ли он, способен ли он по этой причине перейти "линию боев между Востоком и Западом". По всей видимости, речь идет именно о "ворах" - людях, благодаря случайному сбою эволюции оказавшихся способными не поддаться магической силе воздействия "боевых подруг".

(Это, кстати, в очередной раз подтверждает нашу прежнюю догадку, что "посвящение в людены" могло происходить только на Пандоре, ибо "людены", разумеется, и есть эти самые "воры", только, так сказать, обнаруживающиеся в другой исторической обстановке.)

"Воры" "нападают" на Атоса и Наву, стремясь спасти последнюю от участи стать одной из "подруг". Несколько важных деталей:

Это были мужчины "заросшие до глаз" (то есть их лиц не было видно - вплоть до глаз). Они, по словам Навы, все "дикие да тощие". И еще они, с одной стороны, слабые - Атос в общем с легкостью одолевает семерых, а с другой обладают значительной, также вероятно магической силой, способной уничтожать мертвяков.

Вероятно, лица "воров" обезображены, и они скрывают свое "уродство" за пышной растительностью. По всей видимости, тех же самых "воров" Нава именует "уродами", полагая, что именно эти "уроды" и уничтожили встретившегося им на дороге мертвяка. Нава просит Атоса уйти, боясь, что они его тоже "уродом сделают". В "Улитке" Нава также говорит о том, что "уроды" могут стать деревом. Одного из "воров" зовут Семиглазый. "Воры" предпочитают находиться в водных, болтистых местах: в Лесу они выходят к Атосу и Наве "прямо из болота". Преследовать Атоса и Наву они оказываются в состоянии только до того момента, когда те выходят из болотистой местности и "ступают на твердую землю". Иначе говоря, "воры" не могут выйти за пределы болота. Сухость им вредна. "Воры по-прежнему стояли в воде и даже не вышли на сухое место".

Поэтому вероятно, "воры" и есть те самые "чушуйчатые люди", которых видел "в тумане" Курода, когда искал Сидорова. Люди со страшной генетической болезнью, уродливые, способные существовать только во влажном климате, однако сохранившие способность не поддаваться "тоталитарной власти" женщин. Мокрецы.

Ну конечно. Речь идет именно о них. В этом-то и разгадка основной тайны Стругацких. "Мокрецы" - не просто гости из будущего. Они — люди с Пандоры. Это те люди, которые обречены были в будущем стать "ворами", сохранить волю к сопротивлению за счет физического уродства. Это носители генетического заболевания, которое делает их нечувствительными к сексуальному могуществу будущей женской расы. Той расы, которая в будущем захватит власть над всей, живой и неживой, природой.

За счет усилий Голема и кому-то ему подобных в настоящем оказываются воссозданы "островки будущего" - люди, обреченные стать "мокрецами"-"ворами" типа Зурзмансора, ими и становятся. Прежде всего они обеспечивают для себя естественную среду обитания - вечную влажность - "дождь". Затем они преобразовывают настоящее для того, чтобы предотвратить низвержение человечества в "пропасть во ржи" — в Пандору. И когда ход социальной эволюции оказывается изменен, они исчезают.

Вот о чем должен были писать Зурзмансор - о том, что западный путь развития прямо ведет человечество к страшному финалу - к Пандоре.

Важно подчеркнуть главное. "Беспокойство" - ключ к пониманию вообще всего творчества Стругацких. ГЛ - прямое продолжение "Улитки". Вячеслав Владимирович Сербиненко в своей знаменитой критической статье 1989 г. был неправ, когда противопоставлял "консерватизм" одной повести "революционному прогрессизму" другой. В кажой из них просто речь идет о разном будущем - и в том и дело, что выбрать между варантами такового оказывается более чем непросто. И этот выбор, кстати говоря, и мучит Горбовского, не уверенного, что человечество, осознав что стоит на кону, выберет то что нужно.

ГЛ - это, конечно, неприятное произведение, концовка которого вызывает психологическое отторжение у любого консервативно мыслящего человека. Однако здесь еще Стругацкие не отступают от верности тому обществу и той цивилизации, в которой, волею судеб, существуют. Отступничество начинается позже - и когда тогда для них оказывается необходмо отречься от "революционного", преобразовательного пафоса ГЛ и выдать это произведение за текст героя ХС - писателя Феликса Сорокина.

Ибо с 1970-х годов Стругацкие приходят к страшной идее избранничества немногих, спасения избранных. И в конце концов завершают свою идейную эволюцию перспективой "сделки" со злом во имя спасения тех, кому силой биотехнологий будет суждено освободиться от власти Пандоры, но при этом не превратиться в слабых и немощных "чешучайтых людей". Это отступничество Стругацких четко фиксируется уже в "Граде обреченном".

Previous day (Calendar) Next day