June 6th, 2005

Вудворд

Весьма любопытная статья Боба Вудворда, проливающая свет на тайну "Глубокой глотки". Сегодня она уже закрыта в Интернете.

Вчера читал ее до трех часов ночи, в связи с чем нахожусь в совершенно невыспатом состоянии. Но история с "Глоткой" меня заинтриговала.

Выясняются две вещи:

1. Вудворд являлся фактически неоплачиваемым сотрудником ФБР. Через него ФБР "сливало" в прессу нужную этому ведомству информацию. Можно предположить, что и парадоксальное для самого Вудворда назначение корреспондентом в Washington Post состоялось с ведома Фелта, с кем Вудворд был знаком со времен 1970 г., когда он нес военную службу.

2. Никсон по какой-то не очень понятной причине встал на пути у ФБР. Вудворд намекает, что Никсон готовил едва ли не нацистский переворот. Типа того, что он хотел убрать своего конкурента Уоллеса, требовал завести персональные дела на всех лос-анджелеских хиппи. А ФБР в лице Фелта ему попыталось противостоять. Все это уже смахивает на бред.

3. Никсон явно боялся ведомства Гувера, скончавшегося в мае 1972 г., как раз накануне событий. Это ведомство сосредоточило к тому времени огромную власть, занимаясь ровно теми самыми делами, в которых обвиняли Белый дом - прослушиванием конфиденциальных разговоров и т.д.

4. Фелт пошел на дезавуирование тайны "Глубокой глотки" без согласования с Вудвордом, откровенно подставив журналиста. Который теперь ввиду всех этих признаний выглядит не в столь романтическом свете, как в известном фильме Алана Пакулы.

Посмотрим, что откроется дальше.

"Гадкие лебеди" — 2

Собственно, Фромм упоминается в ГЛ всего один раз. Речь идет о первой встрече героя повести писателя Банева с "гениальным мальчиком" Бол-Кунацем:

"Все-таки это был мальчик, обыкновенный нормальный вундеркинд, начитавшийся Гейбора, Зурзмансора, Фромма и, может быть, даже осиливший Шпенглера"

Странный ряд фамилий. Два вымышленных персонажа, причем Гейбор упоминается в тексте всего только один раз, и два подлинных - Фромм и Шпенглер. Что может сближать Фромма и Шпенглера - левого социалиста-фрейдомарксиста и консервативного революционера?

Посмотрим к каким словам Бол-Кунаца относилась реплика Банева. Он ведь реагирует на определенные высказывания мальчика, в которых угадывает влияние авторов "Заката Европы" и "Иметь или быть".

Это весьма любопытные слова, особенно если учесть время, когда они писались — 1967 год.

Вот этот фрагмент:
"Именно то, что наиболее естественно, – заметил Бол-Кунац, – менее всего подобает человеку.<...> Виктор ощутил какой-то холод внутри. Какое-то беспокойство. Или даже страх. Словно в лицо ему расхохоталась кошка.
– Естественное всегда примитивно, – продолжал между тем Бол-Кунац. – А человек – существо сложное, естественность ему не идет."


Действительно, Баневу было от чего "испытать страх" — в 1967 году молодежь всего мира взывала именно к естественности и простоте отношений, протестовала против неестественной или, точнее, противоестественной, "репрессивной" цивилизации. Кумиром американских студентов становился выходец из Франкфуртской школы и бывший сотрудник ЦРУ Герберт Маркузе, призываваший человечество к "Великому Отказу" от потерявшей свой смысл после победы над "нуждой" рациональной и антилибидиозной цивилизации Прометея. Детям из "мира Дождя" следовало бы в эти годы читать совсем другие книги.

А они читают Шпенглера и Фромма - людей, которых при всем их идейном и политическом различии, объединяло одно: сознание того, что "естественность" для человека — это "смерть". Шпенглер прямо говорил, что стремление человека вернуться к природе — знак приближения последнего часа культуры и ее перерождения в цивилизацию. Фромм, разумеется, был вовсе не пессимистом, однако, его расхождение с Маркузе было связано именно с отношением к прогрессу и его "естественности".

По словам Андрея Константинова, "Как говорил Фромм, его основные разногласия с Г.Маркузе состоят в следующем: Маркузе считает, что человек должен вернуться в детство, вновь стать беззаботным ребёнком. С точки зрения Фромма, мы и так ещё дети, человеку нужно стать полностью взрослым, самому встать на ноги - в этом Сверхзадача человека."
http://www.altruism.ru/sengine.cgi/5/14/4?page=0

Отсюда понятно, кого пытаются создать "мокрецы". Они творят своеобразных "анти-хиппи", людей, способных на негэнтропийное развитие, на преодоление "естественности", на низвержение в которую обречен "надломившийся" и "устремившийся к детству и природе" Запад. "Мокрецы" уводят детей от той самой "пропасти во ржи", близость которой бессознательно чувствует Павор, но к которой он сам волей неволей стремится.

Что, как заметил бы проницательный читатель, постигает, как ни странно, один незаслуженно забытый в нашем анализе персонаж - полубезумный пьяница-живописец Р.Квадрига. При первой встрече Банева с Павором он произносит какие-то странные и не совсем связанные слова. Но они очень много говорят не о характере Павора, но о том будущем, к которому он как бы бессознательно стремится.